Cлова на букву "E"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1EARLY
1EARTH
2EAST
2EASTERN
3EATER
1ECCELLENZA
1ECCLESIASTICAL
13ECCO
1ECHELON
1ECOLE
2EDDA
3EDINBURGH
1EDIT
1EDITED
3EDITION
1EDITOR
2EDUARD
2EDWIN
4EGLI
2EGO
12EIN
8EINE
1ELECTION
1ELEGY
2ELEMENT
2ELEVATION
1ELISE
6ELLA
44ELLE
1ELLO
2EMIR
6EMPEREUR
1EMPEROR
1EMPIRE
1EMS
5ENCORE
1ENCYCLOPEDIE
1ENDEARING
8ENFANT
1ENGEL
11ENGLAND
12ENGLISH
7ENSEMBLE
1ENTENTE
1ENTER
5ENTERITIS
1ENTRANCING
10ENTRE
1ENVIRON
1EQUITATION
2ERE
17ERGO
3ERICA
1ERIN
2ERNEST
6ESPRIT
7ESSAI
2ESSAY
1ESSEN
2ESSENCE
1ESSERE
114EST
1ESTE
3ESTELLE
24ETAIT
18ETC
7ETE
1ETERNAL
1ETRE
1EUROPA
10EUROPE
1EUROPEAN
2EVEN
1EVER
1EXAMINE
50EXCELLENCE
4EXCELSIOR
1EXECUTION
2EXISTE
1EXISTENCE
1EXPERIENCE
2EXTRA
1EYE

Несколько случайно найденных страниц

по слову EIN

Входимость: 2. Размер: 19кб.
Часть текста: потребовали себе элю, немцы - пива, и палуба огласилась нестройным, но задушевным хором. В три часа дня пароход вошел в гавань. Распрощавшись наскоро с шестидневными спутниками и с хозяином-капитаном, всякий спешил на берег. Гоголь, которому спешить было некуда, был из последних. Нездоровье у него также как рукой сняло, голова просветлела, но почва под ногами, точно пароходная палуба, продолжала еще колебаться, и он покорно отдался во власть первого носильщика, выхватившего у него из рук чемоданчик. - В какую гостиницу прикажете? - Мне все равно. Лишь бы недорогой номер... - И недорогой, и прекрасный! О, господин останется доволен. Номер, действительно, нашелся недорогой, хоть и относительно прекрасный; господин, впрочем, остался доволен, сдал паспорт коридорному и отправился осматривать заморскую диковину - Любек. Так вот он какой, этот вольный ганзейский город, торговавший уже шестьсот лет назад с нашим вольным же Новгородом! Зато ведь и с виду в деды Питеру годится. Тот, пожалуй, тоже полунемец, прифранчен по-европейски, но, по юности своей, насчет порядка и опрятности костюма довольно-таки беззаботен. Любек же - почтенный старец из коренной немчуры, брезгливый, щепетильно-аккуратный, в старомодном длинном фраке с потертыми локтями, но не продранными, упаси Бог! В напудренном парике с косичкой и с неизменным фуляром и табакеркой в руках. Улицы без перерывов, дом к дому, как одна сплошная стена, и, экономии ради, все-то дома узкие-преузкие - в три-четыре окна, и высокие-превысокие, в пять-шесть и более этажей, вышка на вышке, словно стиснутые с боков соседями, поневоле становятся все на цыпочки, тянутся вверх за воздухом, чтобы не задохнуться. Но здесь не задохнешься при всей тесноте: из-под ворот - удивительное дело! - вовсе нет этих пронзительных, в нос ударяющих дуновении, которыми угощают нас домовладельцы Гороховой и Мещанской. И что еще изумительнее: движения много, а глуму - ни-ни. Правда, что при всем многолюдстве ни единого возницы 1 ;...
Входимость: 1. Размер: 75кб.
Часть текста: из головы добродушное обращение к читателям пасечника Рудого Панька. "Когда кто из вас будет в наших краях, - писал в "Вечерах на хуторе близ Диканьки" веселый пасечник, - то заверните ко мне; я вас напою удивительным грушевым квасом". Это забавное приглашение, как я помню, необыкновенно заняло меня в деревне моей бабки, где ее слуга Абрам, учившийся перед тем в Харькове переплетному мастерству и потому знавший грамоте, впервые прочел мне, шестилетнему мальчику, украинские повести Гоголя; но я не мог принять приглашения Рудого Панька. В 1835 году у меня был один только конь - липовая ветка, верхом на которой я гарцовал по саду, и в то время я отлучался из родного дома не далее старой мельницы, скрип тяжелых крыльев которой слышался с выгона в моей детской комнате. Я тогда был в полной и искренней уверенности, что на свете, действительно, где-то, в сельской, таинственной глуши, существует старый пасечник, рудый, т. е. рыжий Панько, и что он, в длинные зимние вечера, сидит у печи и рассказывает свои увлекательные сказки. Перед моим воображением...
Входимость: 2. Размер: 61кб.
Часть текста: образованности Гоголя, о его политической безграмотности, о его равнодушии к политике стали бесспорными истинами для всех биографов Гоголя. При этом исследователи нередко забывают, что может итти речь о разных типах образованности, о разных формах интереса к вопросам политического порядка. Нельзя отрицать, что большинство исследователей, говоря о степени образованности Гоголя, о его отношении к политическим вопросам, имеют в виду только определенный тип образованности, определенные формы политических интересов. Чернышевский, говоря, что Гоголь „не те книги читал“, совершенно правильно ставил вопрос. Такое утверждение не исключает иных форм и содержания образованности Гоголя, чем, положим, те, которые характерны для Пушкина или Белинского. Признаком хорошего тона стало для биографов Гоголя считать совершенно ничтожным образование, полученное им в Нежинской гимназии высших наук. Показания самого Гоголя в этом вопросе принимаются полностью на веру. Между тем, кажется нам, к нежинским годам Гоголя надо присмотреться внимательнее, присмотреться более вдумчиво и к Нежинской гимназии, как это сделано биографами Пушкина по отношению к Царскосельскому лицею. В частности, думаем мы, это внимание должно быть посвящено и реакционному разгрому Нежинской гимназии, получившему, с легкой...
Входимость: 1. Размер: 136кб.
Часть текста: и заслоняли мозаическую сложность его структуры. Лишь робко, как второстепенная линия подхода к художеству Гоголя, с начала текущего века намечается путь непосредственного изучения гоголевской поэтики и стилистики. От книги проф. Мандельштама о характере гоголевского стиля легко окинуть беглым взором расчищенные этапы этого пути по трем направлениям: стиля, композиции и сюжетологии. Труд проф. Мандельштама ценен выборкой материала и освещением отдельных вопросов (о роли иностранных речений в стиле Гоголя, о тенденциях языковых переработок, о повторяющихся стилистических формулах и т. п.). Вместе с тем он помогает осознать некоторое стилистическое ядро, которое неизменно присутствует у Гоголя в стилевых построениях как речей персонажей его произведений, так и «сказов» подставных повествователей. Это своеобразный конгломерат стилистических тенденций, по которому узнаются выборки из сочинений Гоголя, чью бы речь они ни воспроизводили — рассказчика или его героев. В исследовании форм гоголевского творчества вопрос об этой субстанциональной общности повествовательного и разговорно-речевых стилей имеет исключительное значение. В его решении открываются те стилистические эффекты, которые создаются непрестанным «скольжением» сказа от имитации речи «автора», постороннего наблюдателя, к слиянию его с речами комических персонажей повествования. Рассказчик, подставное лицо (medium), которое плетет словесный узор, в произведениях Гоголя как бы движется зигзагами по линии от автора к героям. Вследствие этого, в сущности, было бы целесообразнее характеризовать повествовательный стиль гоголевских новелл не как сказ, а как оркестр голосов, которые чередуются (ср. сочетание разных форм речи, не объединяемых одним психологическим образом рассказчика, «в Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», в...
Входимость: 1. Размер: 83кб.
Часть текста: наследия протекал далеко не одинаково. Пушкин — поэт утверждения, радостного приятия жизни, полновластный наследник высших достижений европейского просвещения заката феодализма, вдумчиво, но без страха наблюдавший буржуазное перерождение своего класса, органически вошел в слагавшуюся культуру новой буржуазной России. Писаревское „неприятие“ Пушкина, его „искусства для искусства“, было кратковременным эпизодом в истории русского просвещения. Традиции этого „неприятия“ еще можно проследить в народнических противопоставлениях Пушкина Некрасову. Но к 80-м годам прошлого века, когда народничество, несмотря на героические усилия и блестящие победы „Народной воли“, постепенно расставалось с былыми революционными „иллюзиями“, — Пушкин был внесен в пантеон русской буржуазной культуры как знамя социального мира и культурного единения всех наций, всех сословий. „Пушкин нашел... свои идеалы в родной земле“, — и от его имени 8 июня 1880 г. Достоевский, накануне казни Александра II, призывает всех „на спасительную дорогу смиренного общения с народом“, призывает к „народной вере и правде“: „Смирись, гордый человек, и прежде всего сломи свою гордость... Победивши себя, усмиришь себя и станешь свободен, как никогда... и узришь счастье...“ Разумеется, такое классовое осмысление Пушкина только как поэта „положительных идеалов“ (пушкинская Татьяна, пушкинский Петр, пушкинский Пимен), ставшее каноническим для русской буржуазной интеллигенции конца XIX и начала XX века, ни в какой мере для нас не убедительно. Пушкинское утверждение...

© 2000- NIV