Приглашаем посетить сайт
Лермонтов (lermontov.niv.ru)

Cлово "РОМАН"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: РОМАНОВ, РОМАНА, РОМАНЕ, РОМАНЫ

Входимость: 102.
Входимость: 84.
Входимость: 71.
Входимость: 58.
Входимость: 53.
Входимость: 50.
Входимость: 50.
Входимость: 49.
Входимость: 47.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 102. Размер: 176кб.
Часть текста: Школа сентиментального натурализма ШКОЛА СЕНТИМЕНТАЛЬНОГО НАТУРАЛИЗМА Роман Достоевского «Бедные люди» на фоне литературной эволюции 40-х годов Литературно-художественное произведение как целостный эстетический объект открывается наблюдателю с двух точек зрения: функционально-имманентной и ретроспективно-проекционной . В одном аспекте оно предстает в индивидуальной неповторимости и органическом единстве своем, как замкнутая в себе система стилистических соотношений, находящих свое функциональное обоснование в служении той имманентной цели, которая осуществлена в его создании. Для такого созерцания есть потребность в историческом фоне, но нет нужды в исследовании традиций: произвести синтез вневременный и сверхличный оно стремится. Но зато в нем заложена коренная антиномия: возвышение над временными ценностями, предполагающее в исследователе отрешение от эстетических симпатий момента, безболезненнее достигается при обращении к таким объектам художественного творчества, которые уже получили санкцию своих притязаний на «вечность» от истории и удалились от хаотической суеты повседневности. И то не всегда: для многих лишь в лучах современности оживает ощущение художественных произведений прошлого. Сквозь призмы мнимых воскресителей угасших литературных традиций созерцаются ими древние лики. Происходит искажение эстетического объекта: синтез его совершается не актом интуиции имманентных ему норм, воплощение которых составляло предел художественных замыслов творца, а путем реализации в его искривленно-преломленной тени посторонних эстетических тенденций. Вот почему функционально-имманентная точка зрения требует оправдания и завершения своего в аспекте...
Входимость: 84. Размер: 124кб.
Часть текста: суровым опытом. Мысль поэта-изгнанника, пережившего веру в преобразования по "манию царя" и в успех самоотверженных "сеятелей", устремилась в глубь жизни, в сущность человеческих характеров и народных судеб. Богатырским напряжением духовных сил Пушкин не дал деревенской глуши сломить себя, на что, несомненно, рассчитывало царское самодержавие, насильственно разрывая его связи с культурой, с идейным и социальным движением современности. Принудительную близость с глухой деревенской Русью он превратил в идейную близость с нею, с народом русским, и это дало ему возможность подняться идейно и творчески гораздо выше современников и стать "уже воспитателем будущих поколений" (Белинский). "Евгений Онегин" (1823-1830) "Самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии",- так назвал Белинский роман "Евгений Онегин". На создание этого произведения, по подсчетам самого поэта, ушло семь лет, четыре месяца и семнадцать дней. Самая счастливая, самая вдохновенная пора творческой жизни связана с этим романом: от 24 до 32 лет. Переходя от главы к главе, Пушкин сам непрестанно развивался, переходил от молодости к зрелым годам, от веселых настроений...
Входимость: 71. Размер: 59кб.
Часть текста: наглядно свидетельствует, какие болезненные переживания вызывало даже отдаленное сходство романных сюжетов. Введенное M. M. Бахтиным понятие хронотопа 1 существенно продвинуло изучение жанровой типологии романа. Тем более заметны неудачи применения к роману сюжетной модели, разработанной В. Я. Проппом для волшебной сказки. Все опыты расширительного толкования пропповской модели и применения ее к нефольклорным повествовательным жанрам (от чего решительно предостерегал сам В. Я. Пропп) дали, в общем, негативные результаты. Причину этого следует искать в принципиальном отличии сказочного и романного текста. Структура волшебной сказки отличается простотой и устойчивостью. Она имеет «закрытый» характер и, если говорить не о генезисе, а о взаимодействии с миром внехудожественной реальности, на протяжении своего тысячелетнего бытования предохранена от контактов. Этим определяется интернациональный характер волшебной сказки и то, что «все волшебные сказки однотипны по своему строению» 2 . Если внесказочная реальность вторгается в текст («тут Иван стал в змея из нагана палить»), то она не проникает в структуру ее сюжета. Эпизод этот все равно будет включаться в набор вариантов функции «бой» (по Проппу). Функция «победа» в сюжетной структуре волшебной сказки может выполняться синонимическими и создающими варианты сюжета, но безразличными с точки зрения его константной схемы разновидностями ситуации: антагонист «побеждается в открытом бою», «побеждается при состязании», «проигрывает в карты», «проигрывает при взвешивании», «убивается без предварительного боя», «изгоняется». С точки зрения сказки, это варианты одного сюжета. В романе (или в подвергшихся, по выражению M. M. Бахтина, «романизации других...
Входимость: 58. Размер: 33кб.
Часть текста: по этому поводу пропитаны иронией. Понимать их буквально — значит становиться на очень опасный путь. Обилие мнимых поэтических деклараций не обнажает, а скрывает подлинную творческую позицию Пушкина. Современному читателю, воспитанному на «Евгении Онегине» и на той традиции русской литературы, которая в значительной мере была определена этим романом, трудно представить себе шокирующее впечатление пушкинского произведения. Современные Пушкину читатели самых различных лагерей отказывались видеть в «Онегине» организованное художественное целое. Почти единодушное мнение заключалось в том, что автор дал набор мастерских картин, лишенных внутренней связи, что главное лицо слишком слабо и ничтожно, чтобы быть центром романного сюжета. Критик «Сына Отечества» в серьезной и в основном доброжелательной статье спрашивал: «Что такое роман? — Роман есть теория жизни человеческой». Именно с таких позиций судили «Онегина» современники и находили в нем лишь цепь несвязных эпизодов. Орган любомудров «Московский вестник» опубликовал статью М. П. Погодина, в которой приводилось следующее мнение: «Иные вовсе отказались видеть в Онегине что-нибудь целое. Пусть Поэт надает нам приятных впечатлений, все равно — мелочью или гуртом. У нас будет несколько характеров, описания снов, вин, обедов, времен года, друзей, родных людей, и чего же больше? Пусть продолжается Онегин a l'infini. Пусть поэт высказывает нам себя и в эпизодах, и не в эпизодах». В устах критика-любомудра это было осуждением. Не случайно Д. В. Веневитинов, полемизируя с Н. Полевым, писал: «Онегин» вам нравится, как ряд картин (курсив оригинала. — Ю. Л. ), а мне кажется, что первое достоинство всякого художника есть...
Входимость: 53. Размер: 69кб.
Часть текста: «Невского проспекта» Гоголя и «Исповеди опиофага» Де Квинси I В творчестве Гоголя период художественной переработки повествовательной «манеры Вальтера Скотта» и стилистических приемов «немецкого» романтизма (на фоне украинских традиций) теряет определенные очертания и прямое течение под жестоким натиском «неистовой» поэтики. «Манера Вальтера Скотта», формы «немецкого» романтизма, «неистовая словесность» — все это не столько указания исходных пунктов «влияния», сколько обозначения живых категорий исторического процесса эволюции русской литературы в 30-е годы. Творчество Гоголя, начиная от «Страшной мести», явно тяготеет к «неистовому» циклу; произведения Гоголя (как «Кровавый бандурист») откровенно выступают под знаком «кошмарного» жанра. К числу представителей «кошмарного» жанра русские литераторы начала 30-х годов относили, рядом с писателями «юной Франции»,...

© 2000- NIV