Приглашаем посетить сайт
Есенин (esenin.niv.ru)

Cлово "ДЕЛО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДЕЛЕ, ДЕЛА, ДЕЛОМ, ДЕЛАХ

Входимость: 88.
Входимость: 72.
Входимость: 67.
Входимость: 58.
Входимость: 54.
Входимость: 52.
Входимость: 48.
Входимость: 46.
Входимость: 46.
Входимость: 43.
Входимость: 42.
Входимость: 41.
Входимость: 40.
Входимость: 38.
Входимость: 38.
Входимость: 36.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 88. Размер: 76кб.
Часть текста: на радзи<ви>ловской таможне, оно имело, действительно, свойство сообщать непостижимую нежность и белизну щекам изумительную) в то время, когда он, как знаток, покупал эти необходимые для воспитанного человека продукты, раздался гром подъехавшей кареты, отозвавшийся легким дрожаньем комнатных окон и стен, и вошел его превосходительство Алексей Иванович Леницын. «На суд вашего превосходительства представляю: каково полотно, и каково мыло, и какова эта вчерашнего дни купленная вещица». При этом Чичиков надел на голову ермолку, вышитую золотом и бусами, и очутился, как персидский шах, исполненный достоинства и величия. Но его превосходительство, не отвечая на вопрос, сказал с озабоченным видом: «Мне нужно с вами поговорить об деле». В лице его заметно было расстройство. Почтенный купец немецкого выговора был тот же час выслан, и они остались <одни>. «Знаете ли вы, какая неприятность? Отыскалось другое завещание старухи, сделанное назад тому пять <лет>. Половина именья отдается на монастырь, а другая — обеим воспитанницам пополам, и ничего больше никому». Чичиков оторопел. «Но это завещанье — вздор. Оно ничего не значит. Оно уничтожено вторым». «Но ведь это не сказано в последнем завещании, что им уничтожается первое». «Это самоё собою разумеется. Последнее уничтожается первым. Это вздор. Это первое завещанье никуда не годится. Самая нелепость распоряженья уже это доказывает. Я знаю хорошо волю покойницы. Я был при ней. Кто его подписал? кто были свидетели?» «Засвидетельствовано оно, как следует, в суде. Свидетелем был бывший совестный судья Бурмилов и Хаванов». «Худо», подумал Чичиков: «Хаванов, говорят, честен, Бурмилов — старый ханжа, читает по праздникам апостола в церквах». — «Но вздор, вздор», сказал он вслух и тут же почувствовал решимость на всё идти. «Я знаю это...
Входимость: 72. Размер: 168кб.
Часть текста: и спал. Разве можно только прибавить, что он носил всегда с собою какой-то особенный запах, отзывавшийся жилым покоем, так что где он ни располагался и устанавливал свою кровать с каким-то потемневшим тюфяком, убитым, как твердая лепешка, то уж казалось, что в этой комнате лет сто жили люди. К ГЛАВЕ II Уже более недели приезжий господин жил в городе, разъезжая по вечеринкам, обедам и проводя таким образом, как говорится в свете, очень приятно время. Наконец, он решился перенести свои визиты за город, [именно], навестить помещиков Манилова и Собакевича, которым, как читатели видели, он дал уже слово. Селифану отдан был приказ с раннего утра заложить лошадей в известный час и быть готовым ехать; Петрушке же приказал оставаться дома и смотреть за комнатой и чемоданом. Для читателей будет нелишне познакомиться с этими двумя крепостными человеками нашего героя, хотя, конечно, они лица не замечательные, как говорится, второстепенные или даже третьестепенные, но автор уж любит страх как быть обстоятельным в своей поэме, и несмотря на то, что сам человек русской, но в этом отношении аккуратен, как немец. Это займет времени очень немного, ибо очень немного можно прибавить к тому, что Петрушка в коричневом [барском] сертуке с <барского> плеча и имел по обычаю людей своего звания крупные черты...
Входимость: 67. Размер: 176кб.
Часть текста: священной для меня памяти друзей моих, что чаще и торжественней льются ду­шевные мои слезы и что живет в душе моей глубокая, неотра­зимая вера, что небесная сила поможет взойти мне на ту лестни­цу, которая предстоит мне, хотя я стою еще на нижайших и первых ее ступенях. Много труда и пути, и душевного воспи­тания впереди еще. Чище горнего снега и светлей небес должна быть душа моя, и только тогда я приду в силы начать подвиги и великое поприще, тогда только разрешится загадка моего существования... О житейских мелочах моих не говорю вам ничего: их почти нет, да, впрочем, слава богу, их даже и не чувствуешь, и не слышишь. Посылаю вам "Мертвые души". Это первая часть... Я переделал ее много с того времени, как читал вам первые главы, но все, однако же, не могу не видеть ее малозначительности, в сравнении с другими, имеющими последовать ей частями. Она, в отношении к ним, все мне кажется похожею на приделанное губернским архитектором наскоро крыльцо к дворцу, который задуман строиться в ко­лоссальных размерах, а, без сомнения, в ней наберется немало таких погрешностей, которых я пока еще не вижу. Ради бога, сообщите мне ваши замечания. Будьте строги и неумолимы как можно больше. Вы знаете сами, как мне это нужно. Гоголь -- В. А. Жуковскому, 26 июня 1842 г., из Берлина. Письма, II, 183. Несмотря на лето, "Мертвые души" расходятся очень живо и в Москве и в Петербурге. Погодину отдано уже 4500 рублей; в непродолжительном времени и другие получат свои деньги (забавно, что никто не хочет получить первый, а всякий желает быть последним). С. Т. Аксаков -- Гоголю, 3 июля 1842 г. История...
Входимость: 58. Размер: 156кб.
Часть текста: Марфа >. Ох, позволь, матушка, с духом собраться. За твоими порученья<ми> так изъездилась, так изъездилась, что и поясница и бок и всё болит. Два раз кони били, такие звери. Заседатель <дал?> обывательских, таратайка моя вся так и рассыпалась. Ну, да за то уж могу похвастаться, каких я тебе женихов припасла. Вот как орехи каленые, все на подбор, один другого лучше. Сегодня, может быть, они и будут к тебе. Я нарочно спешила тебя предуведомить. < Авдотья Гавриловна >. Сегодня, ух! < Марфа >. И не пугайся, мать моя. Дело житейско<е>: посмотрют, бол<ьше> ничего, и ты посмотришь их; не пондравятся — ну и уедут. < Авдотья Гавриловна >. А сколько их, душинька ты моя? < Марфа >. Да штук шесть, кажется, будет. < Авдотья Гавриловна >. Ух, как много. < Марфа >. Ну что ж. Лучше выбрать можно. Один не придется, другой придется. < Авдотья Гавриловна >. Расскажи же, моя голубушка, какие они. < Марфа >. А славные, хорошие такие все. Акуратные. Например первый, Дорофей Балтазарович Жевакин. Такой славный. На флоте служил и такой учтивый. Как раз по тебе придется. «Мне», говорит, «нужно, чтобы невеста была в теле, а поджаристых я не люблю». А Иван-то Петрович, то<т> такой помещик, что и приступу нет. Такой видный из себя, толстый; как закричит на меня: «ты мне не толкуй пустяков, что невеста такая и такая, ты скажи мне напрямик, сколько за нею крепостного, движимого, рухляди». «Столько-то и столько-то, отец». «Ты врешь, собачья дочь». Да еще, мать моя, влепил такое словцо, что непристойно и тебе сказать. Я так вмиг и спознала: у, да это должен быть важный...
Входимость: 54. Размер: 118кб.
Часть текста: не способствовать процессу политического расслоения общества. Все больше становилось людей, понимавших подлую сущность самодержавно-крепостнического строя и необходимость решительной борьбы с ним. Память о декабристах, как о славных борцах, трагических жертвах самодержавия, свято хранилась в передовых слоях русского общества. Со всех концов империи стекались в Петербург донесения агентов Бенкендорфа о крайне тревожном «состоянии умов». То тут, то там, в самых различных местах страны стихийно прорывалось наружу «дум высокое стремленье», погасить которое правительство Николая I оказалось, в конце концов, бессильным. События 14 декабря в Петербурге и вспыхнувшее почти одновременно восстание Черниговского полка на Украине (29 декабря 1825 — 3 января 1826 г.) не прошли стороной мимо Нежина. Под влиянием растущего в стране недовольства феодально крепостническим строем в «гимназии высших наук» в 1827 г. возникло так называемое «дело о вольнодумстве», в которое была замешана значительная часть профессоров и учеников. Это «дело» представляет интерес не только как важный исторический факт, но и как событие, имеющее непосредственное отношение к биографии Гоголя. Оно чрезвычайно ярко раскрывает ту политическую атмосферу, в условиях которой жил Гоголь в последние годы своего пребывания в гимназии — то есть в период, непосредственно предшествовавший его выходу на большую литературную дорогу. «Дело о вольнодумстве» давно привлекало к себе внимание исследователей. Фактическая сторона «дела» частично освещалась в работах Н. А. Лавровского 1 , И. А. Сребницкого 2 , В. И. Саввы 3 . Однако многие политические аспекты «дела» в этих работах оказались явно приглушенными и затушеванными. Н. Лавровский, например, был склонен считать, что «дело о вольнодумстве» оказалось сильно раздутым и что...

© 2000- NIV