Приглашаем посетить сайт
Пастернак (pasternak.niv.ru)

Cлово "ВРЕМЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВРЕМЕНИ, ВРЕМЕНЕМ, ВРЕМЕНАМ, ВРЕМЕНА

Входимость: 95.
Входимость: 79.
Входимость: 78.
Входимость: 75.
Входимость: 70.
Входимость: 66.
Входимость: 59.
Входимость: 58.
Входимость: 57.
Входимость: 56.
Входимость: 53.
Входимость: 52.
Входимость: 52.
Входимость: 51.
Входимость: 51.
Входимость: 50.
Входимость: 50.
Входимость: 49.
Входимость: 46.
Входимость: 46.
Входимость: 44.
Входимость: 44.
Входимость: 42.
Входимость: 42.
Входимость: 41.
Входимость: 41.
Входимость: 40.
Входимость: 40.
Входимость: 38.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 36.
Входимость: 36.
Входимость: 36.
Входимость: 36.
Входимость: 36.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 95. Размер: 183кб.
Часть текста: нее, чтобы не испортить впечатления первой торжественной минуты въезда в Петербург. Поэтому они поехали по белорусской дороге, на Нежин, Чернигов, Могилев, Витебск и т. д. В Нежине прожили несколько дней, повидались с некоторыми товарищами и, между прочим, с не успевшим выехать в Петербург же Прокоповичем. По мере приближения к Петербургу нетерпение и любопытство путников возрастало с каждым часом. Наконец издали показались бесчисленные огни, возвещавшие о приближении к столице. Дело было вечером. Обоими молодыми людьми овладел восторг: они позабыли о морозе, то и дело высовывались из экипажа и приподнимались на цыпочки, чтобы получше рассмотреть столицу. Гоголь совершенно не мог прийти в себя; он страшно волновался и за свое пылкое увлечение поплатился тем, что схватил насморк и легкую простуду. Но особенно обидная неприятность была для него в том, что он, отморозив нос, вынужден был первые дни просидеть дома. Он чуть не слег в постель, и Данилевский перепугался было за него, опасаясь, чтоб он не разболелся серьезно. От всего этого восторг быстро сменился совершенно противоположным настроением, особенно когда их стали беспокоить страшные петербургские цены и разные мелочные дрязги. На последней станции перед Петербургом наши путники прочли объявление, где можно остановиться, и выбрали дом Трута у Кокушкина моста 1 , где и пришлось Гоголю проскучать несколько дней в одиночестве, пока Данилевский, оставив его одного, пустился странствовать по Петербургу. Неудивительно, что первые впечатления, вынесенные им из знакомства с Петербургом, были несравненно отраднее, нежели у Гоголя. В. И. Шенрок со слов А. С. Данилевского. Материалы, I,...
Входимость: 79. Размер: 204кб.
Часть текста: в Одессе карантин. Здесь, сквозь две пре­дохранительных решетки, увидел я Гоголя. А. С. Стурдза пору­чил мне приветствовать его с приездом и предложить ему доб­рые услуги. Вероятно, тронутый таким вниманием, Н. В. раз­говорился со мной более, чем я ожидал. Он принялся меня расспрашивать о Стурдзе, а потом о городе, именно: любят ли в нем чтение? много ли книжных лавок? можно ли найти в них английские книги? Он даже коснулся собственно меня и, узнав, что я занимаюсь воспитанием внука Стурдзы, заметил о важно­сти сего занятия: "Да, вся безалаберщина, какая набирается нам в голову, как-то сосредоточивается и уясняется, когда готовимся передать ее другим". В заключение он попросил прислать ему в карантин "Мертвые Души" и два-три нумера "Москвитя­нина". Н. Н. (Н. В. Неводчиков) . Воспоминания о Гоголе. Библиограф. Записки, 1859, N 9, 263. Гоголь, по прибытии в Одессу, отправился с парохода прямо в карантин, которого в ту пору не мог миновать ни один пасса­жир из-за границы. Лев Сергеевич Пушкин (брат поэта) и Н. Г. Трощинский отправились в карантин, где на их звонок вышел из своего номера Гоголь. Физиогномия Гоголя, при первом взгляде на него, поражала саркастическим выражением. Он рассеянно перебирал четками и приветствовал навестивших его знаком своей руки. Его отделяли от посетителей четверные проволочные решетки на довольно значительное пространство, так что разговаривать оказывалось довольно неудобным. Явственно доносился только плеск береговой волны, а по ту сторону залива как бы трепетала в струях знойного миража прилегающая к морю степь. Гоголь не раз заходил к Трощинскому и Льву Пушкину в дом Крама­ревой, по Дерибасовской, где они оба квартировали. Он вспоминал об Ита­лии, о Пушкине, о порядках в отечестве, о новейших явлениях в русской литературе и рассказал несколько анекдотов. Вообще ему было привольней в дружеском кружке, чем ...
Входимость: 78. Размер: 176кб.
Часть текста: льются ду­шевные мои слезы и что живет в душе моей глубокая, неотра­зимая вера, что небесная сила поможет взойти мне на ту лестни­цу, которая предстоит мне, хотя я стою еще на нижайших и первых ее ступенях. Много труда и пути, и душевного воспи­тания впереди еще. Чище горнего снега и светлей небес должна быть душа моя, и только тогда я приду в силы начать подвиги и великое поприще, тогда только разрешится загадка моего существования... О житейских мелочах моих не говорю вам ничего: их почти нет, да, впрочем, слава богу, их даже и не чувствуешь, и не слышишь. Посылаю вам "Мертвые души". Это первая часть... Я переделал ее много с того времени, как читал вам первые главы, но все, однако же, не могу не видеть ее малозначительности, в сравнении с другими, имеющими последовать ей частями. Она, в отношении к ним, все мне кажется похожею на приделанное губернским архитектором наскоро крыльцо к дворцу, который задуман строиться в ко­лоссальных размерах, а, без сомнения, в ней наберется немало таких погрешностей, которых я пока еще не вижу. Ради бога, сообщите мне ваши замечания. Будьте строги и неумолимы как можно больше. Вы знаете сами, как мне это нужно. Гоголь -- В. А. Жуковскому, 26 июня 1842 г., из Берлина. Письма, II, 183. Несмотря на лето, "Мертвые души" расходятся очень живо и в Москве и в Петербурге. Погодину отдано уже 4500 рублей; в непродолжительном времени и другие получат свои деньги (забавно, что никто не хочет получить первый, а всякий желает быть последним). С. Т. Аксаков -- Гоголю, 3 июля 1842 г. История знакомства, 71. При корректуре второго тома прошу тебя действовать...
Входимость: 75. Размер: 170кб.
Часть текста: I, 6. У нашей матери было два выкидыша... Тогда трудно было устроить, чтобы приехали к вам вовремя доктор или акушерка. Когда пришло время, отец поехал с матерью к доктору Трофимовскому, в его имение Сорочинцы. И вот родился там, в доме доктора, мой брат Николай... Брат любил вспоминать о том, почему назвали его Николаем. О. В. Гоголь-Головня по записи А. Н. Мошина. И. Белоусов. Дорогие места. Изд. 2-е. М., 1916. Стр. 30. [Василий Афанасьевич Гоголь женился на четырнадцатилетней своей невесте в 1808 г. (см.: В.   И.   Шенрок, Материалы. I, 44; Кирпичников, Хронологическая канва, 3) . Писатель родился в марте 1809 г. А. И. Кирпичников справедливо недоумевает: "Каким образом в один год или около того 14-15-летняя Мария Ивановна могла родить три раза? Очевидно, продолжает он,-- сказание это не заслуживает ни малейшего доверия; поездка слишком молодой будущей матери под наблюдение опытного врача вполне вероятна и без предшествующих несчастий". (Сомнения и противоречия в биографии Гог о ля. Изв. Отд. рус. яз. и слов. Имп. Акад. Наук, т. V (1900), кн. 2, стр. 601.) Однако о том обстоятельстве, что у Марии Ивановны до сына Николая были еще дети, свидетельствует целый ряд лиц, вполне заслуживающих доверия (кроме вышеприведенных см. еще подлинное свидетельство сестры писателя О. В. Гоголь-Головни в ее воспоминаниях. стр. 38). Ошибочно не это свидетельство -- ошибочна дата свадьбы родителей Гоголя. Единственное свидетельство за 1808 год -- письмо Гоголя к матери из Лозанны 21 сент. 1836 г. (Письма, I, 197) , где он напоминает ей о семнадцати годах...
Входимость: 70. Размер: 168кб.
Часть текста: пор о Петрушке сказал очень немного. Впрочем, кроме того, что уже читатель знает, о Петрушке остается немного сказать. Он ходил в широком барском сертуке, в котором не только ходил, но и спал. Разве можно только прибавить, что он носил всегда с собою какой-то особенный запах, отзывавшийся жилым покоем, так что где он ни располагался и устанавливал свою кровать с каким-то потемневшим тюфяком, убитым, как твердая лепешка, то уж казалось, что в этой комнате лет сто жили люди. К ГЛАВЕ II Уже более недели приезжий господин жил в городе, разъезжая по вечеринкам, обедам и проводя таким образом, как говорится в свете, очень приятно время. Наконец, он решился перенести свои визиты за город, [именно], навестить помещиков Манилова и Собакевича, которым, как читатели видели, он дал уже слово. Селифану отдан был приказ с раннего утра заложить лошадей в известный час и быть готовым ехать; Петрушке же приказал оставаться дома и смотреть за комнатой и чемоданом. Для читателей будет нелишне познакомиться с этими двумя крепостными человеками нашего героя, хотя, конечно, они лица не замечательные, как говорится, второстепенные или даже третьестепенные, но автор уж любит страх как быть обстоятельным в своей поэме, и несмотря на то, что сам человек русской, но в этом отношении аккуратен, как немец. Это займет времени очень немного, ибо очень немного можно прибавить к тому, что Петрушка в коричневом [барском] сертуке с <барского> плеча и имел по обычаю людей своего звания крупные черты лица. Характера он был более молчаливого, чем разговорчивого. Имел даже благородное побуждение к просвещению, то есть чтению книг какого бы ни было содержания. Сод<ержанием> их он <не> затруднялся: всё равно будь похождения какого-нибудь героя или рукописный сон пресвятыя богородицы, или, наконец, просто букварь. — Он читал всё с равным вниманием. Даже если бы ему подвернули химию, он...

© 2000- NIV