Cлово "ГОГОЛЕВСКОЙ, ГОГОЛЕВСКИЕ, ГОГОЛЕВСКИЙ, ГОГОЛЕВСКАЯ, ГОГОЛЕВСКОЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОГОЛЕВСКОГО, ГОГОЛЕВСКИХ

Входимость: 100. Размер: 136кб.
Входимость: 64. Размер: 164кб.
Входимость: 57. Размер: 165кб.
Входимость: 55. Размер: 153кб.
Входимость: 52. Размер: 95кб.
Входимость: 47. Размер: 102кб.
Входимость: 46. Размер: 109кб.
Входимость: 45. Размер: 130кб.
Входимость: 45. Размер: 61кб.
Входимость: 41. Размер: 83кб.
Входимость: 34. Размер: 90кб.
Входимость: 33. Размер: 204кб.
Входимость: 32. Размер: 102кб.
Входимость: 31. Размер: 178кб.
Входимость: 30. Размер: 125кб.
Входимость: 30. Размер: 176кб.
Входимость: 29. Размер: 153кб.
Входимость: 26. Размер: 75кб.
Входимость: 26. Размер: 61кб.
Входимость: 25. Размер: 28кб.
Входимость: 24. Размер: 46кб.
Входимость: 24. Размер: 53кб.
Входимость: 24. Размер: 54кб.
Входимость: 24. Размер: 61кб.
Входимость: 23. Размер: 30кб.
Входимость: 23. Размер: 67кб.
Входимость: 23. Размер: 86кб.
Входимость: 23. Размер: 103кб.
Входимость: 23. Размер: 68кб.
Входимость: 22. Размер: 29кб.
Входимость: 22. Размер: 169кб.
Входимость: 21. Размер: 109кб.
Входимость: 21. Размер: 89кб.
Входимость: 20. Размер: 114кб.
Входимость: 20. Размер: 77кб.
Входимость: 18. Размер: 21кб.
Входимость: 18. Размер: 34кб.
Входимость: 18. Размер: 152кб.
Входимость: 17. Размер: 161кб.
Входимость: 17. Размер: 39кб.
Входимость: 17. Размер: 52кб.
Входимость: 17. Размер: 59кб.
Входимость: 17. Размер: 15кб.
Входимость: 17. Размер: 28кб.
Входимость: 17. Размер: 30кб.
Входимость: 16. Размер: 37кб.
Входимость: 16. Размер: 30кб.
Входимость: 16. Размер: 51кб.
Входимость: 16. Размер: 75кб.
Входимость: 16. Размер: 58кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 100. Размер: 136кб.
Часть текста: неопределенные терминологические клейма облепили гоголевский стиль и заслоняли мозаическую сложность его структуры. Лишь робко, как второстепенная линия подхода к художеству Гоголя, с начала текущего века намечается путь непосредственного изучения гоголевской поэтики и стилистики. От книги проф. Мандельштама о характере гоголевского стиля легко окинуть беглым взором расчищенные этапы этого пути по трем направлениям: стиля, композиции и сюжетологии. Труд проф. Мандельштама ценен выборкой материала и освещением отдельных вопросов (о роли иностранных речений в стиле Гоголя, о тенденциях языковых переработок, о повторяющихся стилистических формулах и т. п.). Вместе с тем он помогает осознать некоторое стилистическое ядро, которое неизменно присутствует у Гоголя в стилевых построениях как речей персонажей его произведений, так и «сказов» подставных повествователей. Это своеобразный конгломерат стилистических тенденций, по которому узнаются выборки из сочинений Гоголя, чью бы речь они ни воспроизводили — рассказчика или его героев. В исследовании форм гоголевского творчества вопрос об этой субстанциональной общности повествовательного и разговорно-речевых стилей имеет исключительное значение. В его решении открываются те стилистические эффекты, которые создаются непрестанным «скольжением» сказа от имитации речи «автора», постороннего наблюдателя, к слиянию его с речами комических персонажей повествования. Рассказчик, подставное лицо (medium), которое плетет словесный узор, в произведениях Гоголя как бы движется зигзагами по линии от автора к героям. Вследствие этого, в сущности, было бы целесообразнее характеризовать повествовательный стиль гоголевских новелл не как сказ, а как оркестр голосов, которые чередуются (ср. сочетание разных форм речи, не объединяемых одним психологическим образом рассказчика, «в Повести о том, как поссорились Иван Иванович с...
Входимость: 64. Размер: 164кб.
Часть текста: Когда, начав работу над «Мертвыми душами», Гоголь писал о своем труде «Вся Русь явится в нем» (XI, 74), это была заявка на произведение, так сказать, синкретического характера, столь же художественное, сколь и историческое. Мы помним, что изучение прошлого русского народа – от самых его истоков – было предметом научных занятий писателя в период, предшествовавший работе над поэмой. Многочисленные выписки из летописей, византийских хроник и других источников, говорящих о жизни славян и русских в древнейший период их существования, которые сохранились в гоголевских бумагах, относятся к 1834–1835 гг. Работа над «Мертвыми душами» была для писателя естественным продолжением этих штудий, только теперь ее результаты отливались у него в живую поэтическую форму, близкую к той, которую он набросал в качестве примера для идеального историка в статье «Шлецер, Миллер и Гердер». Художественный принцип, который позволил Гоголю действительно показать «всю Русь» в сравнительно небольшой по объему его поэме, кажется, теснее связан с методом близкой писателю исторической школы, чем с какими-либо чисто беллетристическими традициями. В упомянутой статье 1834 г. «Шлецер, Миллер и Гердер» читаем о последнем: «Везде он видит одного человека как представителя всего человечества» (VIII, 88). В рецензии 1836 г. на «Исторические афоризмы»...
Входимость: 57. Размер: 165кб.
Часть текста: иллюстраций на гоголевские темы художников-передвижников, без замечательного цикла рисунков к «Мертвым душам» Петра Соколова. Многое останется непонятным в творческой биографии таких художников, как Репин, Крамской, В. Маковский, если не учитывать их глубокого интереса к Гоголю и его творениям. Гоголь — один из любимейших писателей советских художников-иллюстраторов. Достаточно вспомнить иллюстрации Кукрыниксов к «Мертвым душам», «Шинели» и «Портрету», А. М. Лаптева — к «Мертвым душам», Е. А. Кибрика — к «Тарасу Бульбе». Иллюстрируя гоголевские произведения, советские художники творчески используют лучшие традиции русского искусства. Систематизация и исследование богатейшего изобразительного материала, связанного с гоголевскими произведениями, начались уже давно 1 . Однако многое в этой области остается еще не изученным, даже еще не найденным, многое стало известно только в недавнее время. Так, всего лишь несколько лет назад был обнаружен и частично опубликован основной цикл иллюстраций Петра Соколова к «Мертвым душам». Из числа доселе не найденных материалов отметим современные Гоголю иллюстрации к «Ревизору» К. И. Рабуса (1799—1857), экспонировавшиеся в 1902 г. на «Выставке в память Н. В. Гоголя и В. А. Жуковского», устроенной в Москве Обществом любителей российской словесности; самые ранние по времени исполнения (пятидесятые годы) иллюстрации к «Портрету» и к «Запискам сумасшедшего» Павла Соколова; композиции И. Е. Репина к «Страшной мести» и к «Вию» — «Пан Данило Бурульбаш <плывет> по...
Входимость: 55. Размер: 153кб.
Часть текста: вопрос о том, в какой исторической обстановке и при каких обстоятельствах возник он в сознании Чернышевского. Однако вопрос этот до сих пор не получил надлежащего разрешения. Еще в эпоху сороковых годов в многочисленных статьях и рецензиях Белинского высказывалась мысль о том, что Гоголь стоит во главе всего современного движения русской художественной прозы, что ему обязана своим существованием так называемая „натуральная школа“ — единственно ценная школа в современной литературе. Социально-политический смысл подобной оценки Гоголя и подобного отношения к натуральной школе сороковых годов совершенно ясен. Белинский боролся, во-первых, за использование крупнейшего писателя эпохи в интересах демократии и ее передового отряда — антикрепостнической и социалистически настроенной интеллигенции своего времени; во-вторых, с той же точки зрения он боролся за социально ценное содержание в современной ему художественной литературе вообще. Литературная репутация Гоголя стояла в это время чрезвычайно высоко. Хотя он молчал с 1842—1843 гг. — со времени выхода в свет первого тома „Мертвых душ“ и четырех томов „Собрания сочинений“, но о нем говорили, и говорили не умолкая. В течение многих...
Входимость: 52. Размер: 95кб.
Часть текста: живут многие гоголевские образы. Живут они совместно со многими другими писательскими образами, иногда встречаясь с ними в одной строке, иногда возникая отдельно. Есть особый смысл в этих встречах. Когда скромный обладатель новой шинели Акакий Акакиевич встречается с чеховским „человеком в футляре“, приравненный к нему как тип, или когда „исторический“ Ноздрев встречается сразу и с Тартюфом, и с Иудушкой Головлевым, становится с ними в один ряд, приравнивается к ним в своем социальном значении, — то даже не литературовед начинает испытывать волнение, безусловно литературоведческого порядка — уж очень многозначительны эти литературные встречи. Писательские образы слетаются в ленинский текст со всех концов мировой литературы — вы встретите тут образы, сотворенные Щедриным и Мольером, Гоголем и Гете, Гончаровым и Гейне, Некрасовым и Сервантесом. Гоголевский, щедринский или мольеровский образ живет в тексте Ленина своей особой жизнью. Он хорошо и быстро узнается как давно известный мольеровский Тартюф или бесспорный старый знакомый — Манилов или Собакевич. Но, сохраняя старые черты, хорошо знакомые еще со школьной скамьи, он всё же глубоко новый , он совсем другой и наполнен иным содержанием. И нов не только он — нова и окружающая его атмосфера, нова его социальная позиция как образа. Если он встретится вновь в другом ленинском контексте, в другой статье Ленина, возникшей в иные годы — он будет еще раз другой, во второй раз и в новом смысле — новый. Новая жизнь художественного образа в тексте Ленина, смысл и законы этой жизни и социально новое содержание образа — вот основная и наиболее интересная задача в изучении темы о писательских образах в текстах Ленина. Эта задача тесно связана с огромной проблемой освоения культурного наследства (пример Ленина показывает, как именно надо...

© 2000- NIV