Приглашаем посетить сайт
Набоков (nabokov.niv.ru)

Cлово "ЛИТЕРАТУРНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛИТЕРАТУРНЫХ, ЛИТЕРАТУРНОГО, ЛИТЕРАТУРНЫЕ, ЛИТЕРАТУРНОЙ, ЛИТЕРАТУРНОЕ

Входимость: 125. Размер: 176кб.
Входимость: 78. Размер: 153кб.
Входимость: 74. Размер: 75кб.
Входимость: 64. Размер: 69кб.
Входимость: 58. Размер: 136кб.
Входимость: 46. Размер: 169кб.
Входимость: 45. Размер: 120кб.
Входимость: 42. Размер: 93кб.
Входимость: 41. Размер: 102кб.
Входимость: 39. Размер: 161кб.
Входимость: 39. Размер: 51кб.
Входимость: 34. Размер: 139кб.
Входимость: 33. Размер: 33кб.
Входимость: 33. Размер: 125кб.
Входимость: 32. Размер: 152кб.
Входимость: 30. Размер: 30кб.
Входимость: 30. Размер: 57кб.
Входимость: 29. Размер: 183кб.
Входимость: 29. Размер: 37кб.
Входимость: 28. Размер: 83кб.
Входимость: 28. Размер: 61кб.
Входимость: 28. Размер: 60кб.
Входимость: 27. Размер: 165кб.
Входимость: 26. Размер: 34кб.
Входимость: 25. Размер: 48кб.
Входимость: 24. Размер: 68кб.
Входимость: 23. Размер: 57кб.
Входимость: 23. Размер: 171кб.
Входимость: 22. Размер: 67кб.
Входимость: 22. Размер: 70кб.
Входимость: 21. Размер: 86кб.
Входимость: 20. Размер: 35кб.
Входимость: 20. Размер: 103кб.
Входимость: 20. Размер: 107кб.
Входимость: 20. Размер: 45кб.
Входимость: 20. Размер: 29кб.
Входимость: 20. Размер: 53кб.
Входимость: 20. Размер: 22кб.
Входимость: 19. Размер: 81кб.
Входимость: 19. Размер: 45кб.
Входимость: 19. Размер: 128кб.
Входимость: 19. Размер: 70кб.
Входимость: 19. Размер: 75кб.
Входимость: 18. Размер: 23кб.
Входимость: 18. Размер: 33кб.
Входимость: 17. Размер: 53кб.
Входимость: 17. Размер: 78кб.
Входимость: 17. Размер: 36кб.
Входимость: 17. Размер: 52кб.
Входимость: 17. Размер: 64кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 125. Размер: 176кб.
Часть текста: в исследователе отрешение от эстетических симпатий момента, безболезненнее достигается при обращении к таким объектам художественного творчества, которые уже получили санкцию своих притязаний на «вечность» от истории и удалились от хаотической суеты повседневности. И то не всегда: для многих лишь в лучах современности оживает ощущение художественных произведений прошлого. Сквозь призмы мнимых воскресителей угасших литературных традиций созерцаются ими древние лики. Происходит искажение эстетического объекта: синтез его совершается не актом интуиции имманентных ему норм, воплощение которых составляло предел художественных замыслов творца, а путем реализации в его искривленно-преломленной тени посторонних эстетических тенденций. Вот почему функционально-имманентная точка зрения требует оправдания и завершения своего в аспекте ретроспективно-проекционном. Здесь вырисовывается построение художественного произведения на фоне хронологически смежных, однородных литературных структур как осуществление нового синтеза данных в них форм и, следовательно, их преобразование или как акт разрушения господствовавших стилей посредством возрождения и творческого обновления форм угасших. Ясно, как ценны коррективы этого метода литературных изучений. Ведь понять художественное произведение как акт становления новых форм, которые являются преодолением и преображением дотоле бывших, а также источником развития будущих, — значит: указать вершину индивидуально-творческих взлетов художника и в то же время подойти к разгадке его исторической роли. Таким образом, два типа литературного исследования — функционально-имманентный и ретроспективно-проекционный — соотносительны и неразрывны. Можно подметить...
Входимость: 78. Размер: 153кб.
Часть текста: ясен. Белинский боролся, во-первых, за использование крупнейшего писателя эпохи в интересах демократии и ее передового отряда — антикрепостнической и социалистически настроенной интеллигенции своего времени; во-вторых, с той же точки зрения он боролся за социально ценное содержание в современной ему художественной литературе вообще. Литературная репутация Гоголя стояла в это время чрезвычайно высоко. Хотя он молчал с 1842—1843 гг. — со времени выхода в свет первого тома „Мертвых душ“ и четырех томов „Собрания сочинений“, но о нем говорили, и говорили не умолкая. В течение многих лет имя его не сходило со страниц журналов и газет и продолжало быть объектом страстных восхвалений для одних, яростных и злобных нападок для других. На основе того или иного отношения к Гоголю и к созданной им ( только им, как думали в это время) натуральной школе — формировались литературные партии; из-за Гоголя сражались; опираясь на него, побеждали. В конце сороковых годов положение резко изменилось. „Выбранные места из переписки с друзьями“, вышедшие в свет в 1847 г., не прошли бесследно для литературной репутации Гоголя и прежде всего — в радикально-демократических кругах. Общеизвестны статья Белинского в „Современнике“ и гневное письмо его к Гоголю, которое в течение короткого времени в списках распространилось чуть ли не по всей России. В то же время восстали против Гоголя и представители гораздо более умеренных воззрений, как например Н. Ф. Павлов или С. Т. Аксаков. В создавшейся к 1848 г. политической обстановке, когда после учреждения известного „бутурлинского“ комитета, по выражению А. В. Никитенко, „ужас овладел всеми мыслящими и пишущими“, нельзя было и думать о такой интерпретации творчества Гоголя и представителей натуральной школы, какую...
Входимость: 74. Размер: 75кб.
Часть текста: в Историко-филологическом и Археологическом институтах. Конференцией Историко-филологического института был оставлен в нем для подготовки к профессорскому званию по кафедре истории русского языка и народной словесности с 1918 г., но через год, по предложению А. А. Шахматова и Н. М. Каринского, был выбран на ту же должность при Петроградском университете. Советом Археологического института удостоен золотой медали за сочинение «Об языке и орфографии «Жития Саввы» по пергаменной рукописи XIII в.»1 и вслед по окончании этого института единогласно избран ассистентом по кафедре славяно-русской палеографии. С 1919 г. состоял преподавателем I (бывш. Женского) педагогического института по истории русского языка и по методике его преподавания. В 1920 г. выбран профессором Археологического института по кафедре истории русского языка. С 1921 г. состою преподавателем Петроградского (ныне Ленинградского) государственного университета»2. Но главная научная деятельность Виноградова 1920-х годов была связана с Разрядом словесных искусств Государственного института истории искусств в Петрограде, где он состоял сначала (с осени 1921 г.) ...
Входимость: 64. Размер: 69кб.
Часть текста: «Кровавый бандурист») откровенно выступают под знаком «кошмарного» жанра. К числу представителей «кошмарного» жанра русские литераторы начала 30-х годов относили, рядом с писателями «юной Франции», также Матюрина (или Меччурина — по транскрипции того времени). «Ирландский писатель Матюрин, или Мечерин, человек с большим умом и дарованием, может быть назван изобретателем и предтечею «неистовой словесности», бывшей недавно в такой славе во Франции, — писала о нем «Библиотека для чтения» (1834, т. VII. «Литературная летопись», стр. 24). — Ужас был его изящное, и он с бесчеловечным хладнокровием любил рассказывать глубочайшие тайны сердца, которые для того именно и сделаны тайнами, чтобы люди не рассуждали о них вслух, для собственного блага». Романы Матюрина лихорадочно переводятся и читаются в период расцвета «неистовой» поэтики (1833—1835 гг.). Его именем пользуются переводчики для раскрытия анонима французского текста нашумевшего произведения Thom. de Quincey «Confessions of an English Opium-Eater» (по-русски: «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум», соч. Матюрина, автора Мельмота. СПб., 1834)1. И в этом романе русская публика была готова найти разгадку «неистовой» фантастики Матюрина: «Теперь только оказывается, что Матюрин обязан всем опиуму» («Северная пчела», 1834, № 258). Гоголь увлекался Матюрином2. Мельмот-скиталец, «бродяга мрачный, кочевал и по его произведениям, оставив свои следы на «Портрете» и...
Входимость: 58. Размер: 136кб.
Часть текста: не начато. В нее, как в большой спутанный клубок, вплелось множество побочных проблем. Некоторые из них уходят далеко за пределы творчества Гоголя, имея общий теоретико-литературный интерес. Прикрепление этих принципиальных вопросов историко-литературного построения (например, о взимоотношении романтического и реалистического стилей, о сущности реализма в русской литературе и т. п.) к изучению Гоголя произошло давно, еще в 40—50-х гг. XIX в. (Белинский, Чернышевский). Это невыгодно отразилось на исследовании гоголевской поэтики: неопределенные терминологические клейма облепили гоголевский стиль и заслоняли мозаическую сложность его структуры. Лишь робко, как второстепенная линия подхода к художеству Гоголя, с начала текущего века намечается путь непосредственного изучения гоголевской поэтики и стилистики. От книги проф. Мандельштама о характере гоголевского стиля легко окинуть беглым взором расчищенные этапы этого пути по трем направлениям: стиля, композиции и сюжетологии. Труд проф. Мандельштама ценен выборкой материала и освещением отдельных вопросов (о роли иностранных речений в стиле Гоголя, о тенденциях языковых переработок, о повторяющихся стилистических формулах и т. п.). Вместе с тем он помогает осознать некоторое стилистическое ядро, которое неизменно присутствует у Гоголя в стилевых построениях как речей персонажей его...

© 2000- NIV