Cлово "НОС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НОСУ, НОСА, НОСЕ, НОСОМ

Входимость: 555. Размер: 152кб.
Входимость: 102. Размер: 49кб.
Входимость: 99. Размер: 75кб.
Входимость: 72. Размер: 37кб.
Входимость: 46. Размер: 25кб.
Входимость: 35. Размер: 18кб.
Входимость: 32. Размер: 41кб.
Входимость: 30. Размер: 161кб.
Входимость: 30. Размер: 7кб.
Входимость: 29. Размер: 156кб.
Входимость: 27. Размер: 125кб.
Входимость: 26. Размер: 38кб.
Входимость: 25. Размер: 39кб.
Входимость: 25. Размер: 37кб.
Входимость: 25. Размер: 26кб.
Входимость: 24. Размер: 169кб.
Входимость: 21. Размер: 64кб.
Входимость: 20. Размер: 77кб.
Входимость: 20. Размер: 171кб.
Входимость: 18. Размер: 33кб.
Входимость: 18. Размер: 36кб.
Входимость: 17. Размер: 120кб.
Входимость: 17. Размер: 72кб.
Входимость: 16. Размер: 16кб.
Входимость: 16. Размер: 34кб.
Входимость: 15. Размер: 70кб.
Входимость: 15. Размер: 67кб.
Входимость: 13. Размер: 136кб.
Входимость: 13. Размер: 168кб.
Входимость: 13. Размер: 69кб.
Входимость: 13. Размер: 30кб.
Входимость: 12. Размер: 51кб.
Входимость: 12. Размер: 71кб.
Входимость: 11. Размер: 56кб.
Входимость: 11. Размер: 20кб.
Входимость: 11. Размер: 132кб.
Входимость: 11. Размер: 67кб.
Входимость: 11. Размер: 34кб.
Входимость: 11. Размер: 53кб.
Входимость: 10. Размер: 45кб.
Входимость: 10. Размер: 44кб.
Входимость: 10. Размер: 52кб.
Входимость: 10. Размер: 58кб.
Входимость: 10. Размер: 61кб.
Входимость: 9. Размер: 41кб.
Входимость: 9. Размер: 43кб.
Входимость: 9. Размер: 52кб.
Входимость: 9. Размер: 45кб.
Входимость: 9. Размер: 21кб.
Входимость: 9. Размер: 15кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 555. Размер: 152кб.
Часть текста: скорее — нет никакого сюжета» ( Эйхенбаум . Как сделана «Шинель» Гоголя), — можно применить и к повести «Нос». В ее основу положен ходячий анекдот, объединивший те обывательские толки и каламбуры о носе, о его исчезновении и появлении, которые у литературно образованных людей начала XIX столетия осложнялись еще реминисценциями из области художественного творчества. Ведь даже в 50-х годах Н. Чернышевскому новелла Гоголя «Нос» представлялась «пересказом общеизвестного анекдота»1. А литературная атмосфера 20—30-х годов была насыщена «носологией». I Отдел «носологии» в журналах и газетах первой четверти прошлого века открывается переводом на русский язык замечательного романа Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шанди», выходившим в шести частях с 1804 по 1807 г. Этот роман вызвал в русской литературе многочисленные подражания, например роман Якова Санглена «Жизнь и мнения нового Тристрама» (М., 1825), и укрепил в ней ряд комических приемов. «Тристрам Шанди» часто упоминался и в переводных повестях, например в «Сказках моего деда» Боте («Московский телеграф», 1828, ч. 20, № 1), в «Шагреневой коже» Бальзака, и неизменно рекомендовался читателю2. Между тем нос был одним из больных мест Тристрама Шанди. «Вытаскивая Тристрама Шанди, доктор Слоп сделал из его носа яичницу» («Жизнь и мнения Тристрама...
Входимость: 102. Размер: 49кб.
Часть текста: горячего хлебца с луком. (То есть Иван Яковлевич хотел бы и того и другого, но знал, что было совершенно невозможно требовать двух вещей разом, ибо Прасковья Осиповна очень не любила таких прихотей.) "Пусть дурак ест хлеб; мне же лучше, подумала про себя супруга, - останется кофию лишняя порция". И бросила один хлеб на стол. Иван Яковлевич для приличия надел сверх рубашки фрак и, усевшись перед столом, насыпал соль, приготовил две головки луку, взял в руки нож и, сделавши значительную мину, принялся резать хлеб. Разрезавши хлеб на две половины, он поглядел в середину и, к удивлению своему, увидел что-то белевшееся. Иван Яковлевич ковырнул осторожно ножом и пощупал пальцем. "Плотное! - сказал он сам про себя, - что бы это такое было?" Он засунул пальцы и вытащил - нос!.. Иван Яковлевич и руки опустил; стал протирать глаза и щупать: нос, точно нос! и еще казалось, как будто чей-то знакомый, Ужас изобразился в лице Ивана Яковлевича. Но этот ужас был ничто против негодования, которое овладело его супругою. - Где это ты,...
Входимость: 99. Размер: 75кб.
Часть текста: мотив едва ли не лежал в самой основе замысла Гоголя: самый первый черновой набросок повести назывался «Повесть о чиновнике, крадущем шинели», то есть именно фантастическую тему выдвигал как определяющую). Но и остальные две повести, «Невский проспект» и «Записки сумасшедшего», не лишены налета своеобразной фантастики, некоего бреда, где запросто происходят вещи, как будто бы совершенно необыкновенные; при этом бред и фантастика этих повестей – совсем того же характера, колорита и смысла, что и в других, в открытую «нереальных». В самом деле, всмотримся в изображение города в «Невском проспекте», и мы увидим странные гиперболы и изломы: «мириады карет валятся с мостов» – мириады , да еще валятся ; или: «Тротуар несся под ним, кареты со скачущими лошадьми казались недвижимы, мост растягивался и ломался на своей арке, дом стоял крышею вниз, будка валилась к нему навстречу…» и т. д.; и совсем невероятные утверждения вроде того, что в этом городе только служащие в иностранной коллегии носят черные бакенбарды, другие же все должны, к величайшей неприятности своей, носить рыжие, что уже совсем фантастично, не менее, чем нос, гуляющий по улицам того же самого города. К тому же, повесть пронизана бредом Пискарева, его болезненными видениями, снами, и без опиума и с опиумом. Да и без снов вся история художника Пискарева дана в тонах нереального видения, – например: «Нет, это уже не мечта! боже, сколько счастия в один миг! такая чудесная жизнь в двух минутах! Но не во сне ли это все ?.. » и т. д. Пожалуй, еще очевиднее элемент фантастического в «Записках сумасшедшего», так как здесь он образует уже не детали или формы...
Входимость: 72. Размер: 37кб.
Часть текста: (фамилия его утратилась, по крайней мере на вывеске его изображен господин с намыленною бородою и подписью внизу: и кровь отворяют, выставлено: Иван Иванович, больше ничего). Цирюльник, говорю, Иван Иванович, проснулся и натащил на себя запачканный фрак, которого воротник и клапаны испускали запах вовсе не похожий на амбре. Супруга Ивана Ивановича, которой имя чрезвычайно трудное, начала вынимать из печки горячие хлебы. „А дай-ка я вместо кофию, да съем горячего хлебца“, сказал Иван Федорович. И хорошо, подумала про себя супруга, бывшая вовсе не прочь от <того>, чтобы самой выпить кофейник. Иван Федорович переломил хлеб и какое же было его изумление, когда он увидел сидящий там нос. Нос мужской, довольно крепкой и толстый... Изумление его решительно превзошло всякие границы, когда он узнал, что это был нос коллежского асессора Ковалева, — тот нос, который теребил во время бритья и упирался большим пальцем. Он не мог ошибиться: нос был полноват, с едва заметными тонкими и самыми нежными жилками, потому что коллежский асессор любил после обеда выпить рюмку хорошего вина. II....
Входимость: 46. Размер: 25кб.
Часть текста: звуки их сюжет «облечь ... в месячную ... ночь и ... серебряное сияние»; «облить ее сверкающим потоком солнечных лучей; и да исполнится она вся нестерпимого блеска» (Набр. 1839 года); из «божественной ночи» ведь некогда встал «ослепительный день» («как роскошен ... день в Малороссии»); в «СП» в самом дне — ужас ночи; и — не божественной: «Если бы ночь ... бешеная, ... с ... адом ... настигла меня одного ... я бы не так испугался ее, как этой ужасной тишины среди безоблачного дня» (СП); « все , что ни есть » переживается теперь паническим ужасом — по Тютчеву: «все во мне, и я во всем»; и Гоголь жалуется: «Отдайте ... юность мою! О, невозвратимо все , что ни есть на свете »! (Набр. 1839 года). Или: «У, какой гром ... » Но это не «вдохновенная, небесно ухающая, чудесная ночь» (Набр). Нет звуков музыки; чтобы вызвать ее, «для этого надо стать лучше» (Исп); и он вспоминает прошлое: «Первые мои опыты ... были ... в лирическом и серьезном роде»; не думалось, «что ... придется быть писателем сатирическим»; позднее: «я увидел, что ... смеюсь ... сам не зная зачем. Если смеяться, так ... над тем ... , что ... достойно осмеяния» (Исп). Так вспоминает Гоголь свой переход к позднейшей фазе. Но фазы творчества Гоголя оригинально совпадают с фазами сложения вообще сюжета, сперва данного в напеве, потом в образе, и наконец в рефлексии. Образ второй фазы подан гиперболой осмеяния того, что в Гоголе некогда жило гиперболой воспевания; но сознания нет, что в Довгочхуне отчасти осмеяна и тень его, убежавшая в глубь веков и...

© 2000- NIV