Приглашаем посетить сайт
Набоков (nabokov.niv.ru)

Cлово "МИР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МИРЕ, МИРА, МИРОМ, МИРУ

Входимость: 118. Размер: 132кб.
Входимость: 64. Размер: 157кб.
Входимость: 49. Размер: 75кб.
Входимость: 46. Размер: 75кб.
Входимость: 45. Размер: 204кб.
Входимость: 44. Размер: 91кб.
Входимость: 37. Размер: 102кб.
Входимость: 37. Размер: 88кб.
Входимость: 36. Размер: 85кб.
Входимость: 35. Размер: 178кб.
Входимость: 33. Размер: 90кб.
Входимость: 33. Размер: 98кб.
Входимость: 30. Размер: 27кб.
Входимость: 30. Размер: 47кб.
Входимость: 30. Размер: 82кб.
Входимость: 30. Размер: 145кб.
Входимость: 30. Размер: 33кб.
Входимость: 29. Размер: 35кб.
Входимость: 29. Размер: 50кб.
Входимость: 28. Размер: 124кб.
Входимость: 27. Размер: 75кб.
Входимость: 27. Размер: 53кб.
Входимость: 27. Размер: 92кб.
Входимость: 25. Размер: 54кб.
Входимость: 25. Размер: 144кб.
Входимость: 25. Размер: 88кб.
Входимость: 24. Размер: 86кб.
Входимость: 24. Размер: 51кб.
Входимость: 24. Размер: 69кб.
Входимость: 24. Размер: 12кб.
Входимость: 24. Размер: 67кб.
Входимость: 24. Размер: 68кб.
Входимость: 22. Размер: 68кб.
Входимость: 22. Размер: 29кб.
Входимость: 21. Размер: 43кб.
Входимость: 21. Размер: 37кб.
Входимость: 21. Размер: 46кб.
Входимость: 21. Размер: 34кб.
Входимость: 21. Размер: 56кб.
Входимость: 21. Размер: 40кб.
Входимость: 20. Размер: 22кб.
Входимость: 20. Размер: 48кб.
Входимость: 19. Размер: 136кб.
Входимость: 19. Размер: 134кб.
Входимость: 19. Размер: 36кб.
Входимость: 19. Размер: 77кб.
Входимость: 19. Размер: 58кб.
Входимость: 18. Размер: 39кб.
Входимость: 18. Размер: 93кб.
Входимость: 18. Размер: 24кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 118. Размер: 132кб.
Часть текста: художественного пространства. В «Театральном романе» М. А. Булгакова блестяще показано превращение романа в пьесу именно как переключение действия из пространства, границы которого не маркированы, в ограниченное пространство сцены. «... Книжку романа мне пришлось извлечь из ящика. Тут мне начало казаться по вечерам, что из белой страницы выступает что-то цветное. Присматриваясь, щурясь, я убедился в том, что это картинка. Иболее того, что картинка эта не плоская, а трехмерная. Как бы коробочка, и в ней сквозь строчки видно: горит свет и движутся в ней те самые фигурки, что описаны в романе. Ах, какая это была увлекательная игра, и не раз я жалел, что кошки уже нет на свете и некому показать, как на странице в маленькой комнатке шевелятся люди. Я уверен, что зверь вытянул бы лапу и стал бы скрести страницу. Воображаю, какое любопытство горело бы в кошачьем глазу, как лапа царапала бы буквы! С течением времени камера в книжке зазвучала. Я отчетливо слышал звуки рояля. <...> Вон бежит, задыхаясь, человечек. Сквозь табачный дым я слежу за ним, я напрягаю зрение и вижу: сверкнуло сзади человечка, выстрел, он, охнув, падает навзничь» 1 . Поскольку «коробочка» в дальнейшем оказывается изоморфной сцене 2 , очевидно,...
Входимость: 64. Размер: 157кб.
Часть текста: Предвидел ли Гоголь, что, определяя Пушкина, он и самого себя определял, что и он явился из этих же самых "двух начал"? "Никогда не чувствовал себя погруженным в такое спокойное блаженство. О, Рим, Рим! О, Италия! Что за небо!.. Что за воздух!.. Пью -- не напьюсь, гляжу -- не нагляжусь... Никогда я не был так весел, так доволен жизнью". Друзья Гоголя рассказывают, как на вилле Волконской, упиравшейся стеной в старый римский акведук, который служил ей террасой, "он ложился спиной на аркаду и по полусуткам смотрел в голубое небо, на мертвую и великолепную римскую Кампанью, оставаясь недвижимым целые часы, с воспаленными щеками". -- "Италия! Она моя!.. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр --- все это мне снилось. Я проснулся опять на родине". Одно из писем помечает он, вместо христианского летосчисления, древнеримским: "год 2588 от основания Города", как будто на одно мгновение пожелал забыть, что Христос родился, как будто 1835 лет христианства, вместе с "Россией, Петербургом, снегами, департаментом", только снились ему. Это, конечно, шутка; но надо знать, чем и тогда уже было для Гоголя христианство, чтобы почувствовать, что значит эта шутка. "Когда я увидел во второй раз Рим, -- говорит он именно в этом письме, помеченном "от основания Города", -- мне казалось, что я увидел свою родину, в которой несколько лет не бывал я, а в которой жили только мои мысли. Но, нет, это все не то: не свою родину, но родину души своей я увидел, где душа моя жила еще прежде меня, прежде чем я родился на свет". Не Вифлеем, не Голгофа, а "мертвая и великолепная Кампанья", земля умерших богов -- предвечная родина Гоголя. Языческую древность он не то что понимает или чувствует -- он живет в ней. Так жили в...
Входимость: 49. Размер: 75кб.
Часть текста: с Н. К. Михайловским. В 1892 г. после окончания университета Перцов приехал в Петербург и начал работать в журнале "Русское Богатство"; ему было поручено вести библиографический отдел. Сотрудничество с Михайловским продолжалось недолго, весной 1893 г. Перцов возвращается в Казань и возобновляет литературные статьи в "Волжском Вестнике" и "Казанском Биржевом Листке" {Позднее он издал эти статьи отдельной брошюрой под названием "Письма о поэзии", СПб., 1895.}. В 1894 г. Перцов вновь в Петербурге, он сближается с представителями ранних символистов Д. С. Мережковским, З. Н. Гиппиус, В. Я. Брюсовым. В 1895 г. Перцов (вместе со своим двоюродным братом В. В. Перцовым) выпустил сборник "Молодая поэзия", среди участников которого были К. Д. Бальмонт, В. Я. Брюсов, Н. М. Минский, Д. С. Мережковский. В 1896 г. Перцов составил и издал сборник "Философские течения русской поэзии". К этому же году относится и знакомство Перцова с В. В. Розановым. Их дружеские отношения продолжались до смерти Розанова в 1919 г. Перцов был издателем и редактором-составителем многих книг Розанова {Сумерки просвещения. СПб., 1899; Литературные очерки. СПб., 1899; Религия и культура. СПб., 1899; Природа и история. СПб., 1900.}. Отметим, что деятельность Перцова как издателя никогда не носила коммерческого характера. В 1902 г. Перцов вместе с Мережковским и Гиппиус приступили к организации религиозно-философского и...
Входимость: 46. Размер: 75кб.
Часть текста: первого цикла Гоголя исходили из норм романтической поэтики. Однако важно отметить, что крайний, воинствующий фронт романтизма начала 30-х годов в лице Полевого не одобрил «Вечеров». Полевой обнаружил у пасичника Рудого Панька бедность воображения, отсутствие смелого, творческого подхода к народным преданиям, неумение увлекать читателя – то есть обнаружил недостаток романтической свободы созидающего свой мир индивидуального духа. Недаром тут же Полевой указывает читателю и Гоголю как на пример всех достоинств, коих нет у Рудого Панька, – на Марлинского, автора «Лейтенанта Белозора»: «Вот художник !.. Сколько раз вы сами, верно, хохотали от души над этими чудаками голландцами, которых живописует автор; а он, может быть, не бывал и близко Голландии! Но таков творческий дар. Ему нет надобности жить между голландцами, между поляками, русскими или малороссиянами: он дернул волшебною ширинкою – и они перед вами» (отзыв о первой части «Вечеров»). Ясно, что в глазах Полевого Гоголь «Вечеров» – недостаточно «творец», то есть недостаточно романтик. Между тем и В. А. Ушаков, усиленно восхвалявший «Вечера», также замечает в «Северной пчеле», что «автору нашему недостает творческой фантазии», то есть и он почуял у Гоголя нечто, не соответствующее нормам романтизма. С другой стороны, Пушкин, печатно хваливший Гоголя и оберегавший успех его первой книги, несколько позднее, в 1836 году, говоря о втором издании «Вечеров», отметил «бессвязность и неправдоподобие некоторых… рассказов» этого сборника, то есть, исходя уже из опыта «Миргорода» и «Арабесок», нашел в «Вечерах» именно романтические недостатки. А последовательно-романтически настроенный читатель, В. Д. Комовский, не...
Входимость: 45. Размер: 204кб.
Часть текста: «чистую» норму, противопоставленную действительности пошлого человека, а как глубоко заложенное в этом же пошлом человеке зерно всего прекрасного. И в самой дурной общественной среде он увидел человека прекрасным – несмотря на его подчинение пошлому злу. Двоение человека (открытое Пушкиным противоречие между возможностями, заложенными в человеке, и реализацией их) Гоголь обернул еще более открыто и отчетливо не против человека, а против общества, уклада жизни, искажающего человека. В «Старосветских помещиках» и реальное зло и реальное благо, – ибо Гоголь мыслил категориями морали более, чем категориями историческими и социальными, при всей гражданственности направления его мысли, – показано как противоречие внутри единого образа, образа его героев, двух старичков, и их жизни и смерти. Затем то же самое противоречие высокого и низменного, благородного и пошлого, притом с тем же осмыслением этого противоречия как столкновения высокого предназначения человека с его искажением в гнусных общественных условиях, Гоголь раскрывает в «Миргороде» развернуто, в противопоставлении и сопоставлении обеих стихий жизни в двух отдельных повестях: «Тарас Бульба» и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». То, что было дано слитно, в сплетении противоречивых черт блага и зла в «Старосветских помещиках», разделилось и противопоставилось в этих двух крупных повестях, образовавших главный, основной художественно-идейный костяк всей книги. Высокое, героическое и прекрасное человека составило образную ткань «Тараса Бульбы»; пошлое, низменное и безобразное человека отделилось и образовало повесть о двух Иванах. [24] В Афанасии Ивановиче показано и то, что в ...

© 2000- NIV