Приглашаем посетить сайт
Куприн (kuprin.lit-info.ru)

Мезенцев П. А.: История русской литературы XIX века
Раздел третий. Глава третья. Создание реалистической комедии. А. С. Грибоедов (1794-1829)

Глава третья.

Создание реалистической комедии. А. С. Грибоедов (1794-1829)

Как реалистическая басня Крылова явилась итогом длительного развития басенного жанра в нашей литературе XVIII-XIX веков, так и первая реалистическая комедия, созданная гением Грибоедова, была завершением целой полосы литературного развития, характеризуемой накоплением сатирических приемов и навыков изображения действительности и такими замечательными проявлениями живой и яркой сатиры, как комедии Фонвизина и басни Крылова. Комедия Грибоедова открывала перспективы, создавала основы для новых завоеваний реализма в русской литературе вообще, в драматургии - в особенности. Она воздействовала на всю русскую литературу XIX века как идейно, так и эстетически. "Комедия Грибоедова появилась под конец царствования Александра I,- говорит Герцен. - Своим смехом она связывала самую блестящую эпоху тогдашней России, эпоху надежд и возвышенной юности, с темными и безмолвными временами Николая"1.

Раннее творчество Грибоедова

Склонности к литературному творчеству проявились у Грибоедова еще в студенческие годы. Он писал стихотворные сатиры и эпиграммы, а в l810 году, как сообщается в воспоминаниях о писателе, им была написана пародия на знаменитого "Дмитрия Донского" Озерова под названием "Дмитрий Дрянской" (из университетской жизни). В начале 1812 года у него были отрывки из комедии, содержание которой не дошло до нас даже в пересказах современников. Вообще ничего из самых ранних опытов писателя не сохранилось. Первая работа драматурга опубликована им в 1815 году (написана за год перед тем). Это комедия "Молодые супруги" - переделка комедии "Семейная тайна" (1809) французского драматурга Крезе де Лассера. За нею последовала "Притворная неверность" - вольный перевод одноактной французской комедии. Два явления в ней (XII и XIII) переведены другом Грибоедова А. А. Жандром. Обе пьесы шли и в Петербургском и в Московском театре.

Гораздо живее и эстетически значительнее сцены, написанные Грибоедовым для комедии А. А. Шаховского "Своя семья, или замужняя невеста" (1817). Они были отдельно напечатаны автором в журнале "Сын отечества" в конце 1817 года (1, 4 и 5 явления второго акта комедии Шаховского). В этих сценах Варвара Саввишна и Мавра Саввишна, тетки героя комедии, говорят на прекрасном русском, грубоватом и интонационно богатом языке. В том же 1817 году в соавторстве с П. А. Катениным Грибоедов написал сатирическую комедию в прозе "Студент".

Литературная позиция Грибоедова

В комедии "Студент" Грибоедов и Катенин осмеяли Литературная драматурга М. Н. Загоскина и пассивно-элегический романтизм Жуковского с последователями. Бездарный, смешной поэт Беневольский без ума от романтических элегий и дружеских посланий, в то время как те, кому он их читает, относятся к ним пренебрежительно, вроде гусарского ротмистра Саблина, либо ничего в них не понимают, как "человек" Беневольского, Федька. Издевательски звучат слова Беневольского: "У нас столько своих пленительных мелодий певцов своей печали". Речь этого бесталанного существа, свихнувшегося на чтении "певцов своей печали", нашпигована цитатами из Жуковского. Злое пародирование первого в те годы поэта едва ли вызвано лишь неприятием стиля романтических элегий и посланий. Превращение Жуковского в придворного поэта, очевидно, сыграло здесь важнейшую роль, если учесть политическую позицию П. А. Катенина, в то время активного деятеля Союза Спасения и Военного общества.

И есть тонкий смысл в тех словах, которые говорит подражающий Жуковскому Беневольский о возможных благах, ожидаемых им от своей музы: "Вельможи, цари будут внимать строю моей лиры, и золото и почести рекою польются на певца"2.

Литературная позиция Грибоедова и Катенина в комедии "Студент" связана с их идейно-политической позицией, с их ненавистью ко всему, что льнет ко двору, к деспотизму и противоречит революционному молодому поколению.

Высмеивание Жуковского и его подражателей в комедии - продолжение борьбы, которую несколько раньше начали Катенин и Грибоедов против господства романтики привидений, туманных мечтаний и полного отрыва от национальной жизни. Катенин своими балладами "Убийца", "Ольга", "Леший" стремился подорвать исключительное влияние Жуковского на современную литературу. Переделывая, подобно Жуковскому, сюжеты немецких писателей, он стремился трактовать их в духе русских народных поверий и обычаев; вместе с тем он вводил в поэтическую ткань своих баллад много выражений, оборотов и слов, свойственных коренной русской народной речи и устной поэзии народа. В балладе "Ольга" есть, например, такие стихи, которые могли бы вызвать зависть даже у поэтов послепушкинской поры:

Так весь день она рыдала,
Божий промысел кляла,
Руки белые ломала,
Черны волосы рвала... 

В творческих опытах Катенина продолжены плодотворные поиски просветителей "Вольного общества", особенно Востокова, поиски путей слияния поэтического творчества современной России с творчеством самого народа. Прогрессивное значение баллад Катенина понято было очень немногими. Большинство читателей того времени стремление поэта ввести "в круг возвышенной поэзии язык и предметы простонародные" (Пушкин) оценило как вызов просвещенному вкусу. Даже Н. И. Гнедич резко и придирчиво раскритиковал балладу Катенина "Ольга", увлеченный противопоставлением ей "Людмилы" с ее "волшебной сладостью языка". Он проглядел самое важное в поэтическом опыте Катенина, принял этот опыт за неудачное подражание надоевшим всем балладам. Он ошибался, принимая "Ольгу" за плод шишковствующей музы. Его воображение пленено было борьбой между "Арзамасом" и "Беседой".

Грибоедов исправил ошибку Гнедича. Статья Гнедича "О вольном переводе Бюргеровой баллады "Ленора" помещена в 27 номере "Сына отечества" за 1816 год. А в 30 номере появилась статья Грибоедова "О разборе вольного перевода Бюргеровой баллады "Ленора". Как и следовало ожидать, он скрестил с анонимным автором нападок на Катенина шпаги в области филологии и указал на ряд ошибок Гнедича в трактовке немецкого текста "Леноры". Затем оправдал многие места в "Ольге", показав, что критика их несостоятельна (выражения: "под звон колоколов", "рано поутру" Гнедичем были приняты за ошибочные, либо прозаические). Потом обрушился на "Людмилу", выставленную Гнедичем в качестве непревзойденного образца русской поэзии. В ней Грибоедов не находил ни национальной специфики, ни правды человеческих чувств, ни логики во взаимоотношениях героев, ни живых красок в речах. Жених-мертвец, говорит Грибоедов, "слишком мил", а речи его слишком длинны по краткости его пребывания с невестой и слишком откровенно-загробны, чтоб можно было Людмиле следовать за ним.

Много лет спустя П. А. Катенин писал, что Н. И. Гнедич ошибся относительно его баллады "Ольга" и баллады Жуковского "Людмила", ибо Гнедич специально не занимался немецкой литературой: "Грибоедов почти шутя побеждает сего атлета, блуждающего на незнакомом поприще"3.

Критика Грибоедовым Жуковского велась не с позиций "архаизма", как писалось некогда в работах формалистов, не с позиций узкой группировки, которой никто не мог подобрать даже названия. Грибоедов подверг "Людмилу" Жуковского реалистической критике. Он требовал от поэзии "натуры", правды переживаний, отражения человеческих отношений, как они есть в действительности, независимо от того, что иные читатели стыдливо потупляют взоры и кричат о грубости. Жизни требовал он вместо туманных мечтаний, выводящих русскую поэзию далеко за пределы реального бытия. Мысль Грибоедова обгоняла практику поэтического творчества, впрочем так же, как и практику собственного творчества в сфере "светской" комедии. Эстетический характер и суть грибоедовских убеждений правильно понял и оценил Пушкин. Простота, даже грубость, "энергическая красота" и смелые выражения в "Ольге" "неприятно,- говорит Пушкин,- поразили непривычных читателей, и Гнедич взялся высказать их мнения в статье, коей несправедливость обличена была Грибоедовым"4. Основоположник реализма уловил главное в статье Грибоедова - ее справедливую, реалистическую установку. В этом и был ее глубоко новаторский характер. Реалистические убеждения прокладывали Грибоедову дорогу к "Горю от ума" не меньше, чем те проблески жизни и живой речи, которыми отличаются написанные им сцены в комедиях "Студент" и "Своя семья, или Замужняя невеста".

Как ни легко обнаружить в первых комедиях и сценах Грибоедова, хотя бы в самых удачных, зачатки будущей гениальной комедии, "Горе от ума" все-таки всегда останется приводящим в изумление "скачком" в поэтическом развитии одного из великих русских писателей.

"Горе от ума". Изображение общества в комедии

Созданием комедии "Горе от ума" Грибоедов отозвался на требования декабристов к русской литературе, чтобы она не собирала колосьев с чужого поля, а черпала вдохновение в событиях национальной жизни. Но он отозвался на эти требования по-своему, как реалист, впервые изобразивший русское общество в живых, типических образах. В неповторимых лицах, за многими из которых стоят прототипы (в Хлестовой отражены черты Н. Д. Офросимовой, в Фамусове - черты дяди писателя, А. Ф. Грибоедова, в Репетилове отражен характер Н. А. Шатилова, сослуживца Грибоедова и т. п.), писатель представил характернейшие типы своего времени, в которых, как в зеркале, видели себя современники писателя, угадывали своих знакомых, сослуживцев, начальников и подчиненных.

Грибоедовские люди живут в реальной конкретно-исторической обстановке: действие происходит в Москве, отстраивающейся после пожара 1812 года ("Пожар способствовал ей много к украшенью"). Время действия все более и более уточняется то упоминанием события, то указанием на учреждение административного органа или учебного заведения. Хлестова боится с ума сойти, между прочим, и от "ланкарточных взаимных обучений": "Общество училищ взаимного обучения" открыто в России в 1819 году. Княгиня Тугоуховская с трудом выговаривает: пе-да-го-ги-ческий институт - и возмущается тем, что в нем "упражняются в расколах и безверьи профессоры!!". Это отклик на скандальный процесс четырех профессоров Петербургского педагогического института, которым по обвинению реакционера Рунича в 1821 году правительство запретило преподавательскую деятельность.

Московское общество изображено Грибоедовым на фоне событий, совершавшихся накануне первого вооруженного восстания против царизма. Трепет современности ощущается в каждом слове, реплике, в спорах, в борьбе враждебных лагерей.

Отвечая Катенину на его замечания, Грибоедов писал: "Портреты и только портреты входят в состав комедии и трагедии, в них однако есть черты, свойственные многим другим лицам, а иные всему роду человеческому настолько, насколько каждый человек похож на всех своих двуногих собратий. Корикатур ненавижу, в моей картине ни одной не найдешь. Вот моя поэтика"5.

Это поэтика реализма, поэтика тщательного исследования действительности в ее наиболее значимых, характерных, типических проявлениях и отражения с возможной для искусства полнотой, правдивостью и силою непосредственного воздействия на читателя или зрителя. Картина, которая возникает из системы образов-типов, нарисованных в комедии, это картина барского, помещичьего крепостнического общества, строго подразделенного на сословия, осененного незыблемой петровской "табелью о рангах". Князь, граф, важный барин, полковничий мундир, владетель живых человеческих душ - вот господствующее сословие в государстве. Иные из этого сословия служат, как Фамусов, другие живут в полном безделье на правах верных сынов отечества и столпов его. На них работают крепостные крестьяне, которых баре продают, меняют на собак, ссылают без суда в Сибирь. Для личных услуг - служанки, "девки", "арапки", лакеи, мальчики на побегушках и т. п. Основные черты морали господствующего сословия: бесчеловечное отношение к тем, кто их кормит, поит, спасает в беде; отсутствие патриотического чувства, слепое преклонение перед всякой иностранной дрянью, несмотря на великую победу в только что минувшей войне.

Над миром Фамусовых, Молчалиных, Скалозубов, Хрюминых и Хлестовых парит ум эпохи, проницательный и дерзкий, заглядывающий в глубину помыслов, отношений, идеалов веками утверждавшегося общества и обнаруживающий везде смешное, низкое, недостойное настоящего человека. Комедия Грибоедова своей правдивой картиной московского общества, освещенного солнцем насмешливого ума, внушала отвращение к вековечной "мудрости" всех, кто стоял за этим обществом, был доволен им, оберегал его. Поэтому она служила революционным целям декабристов не меньше самых пылких романтических обличений зла и безобразия крепостнического уклада. Писатель и революционеры били в одну цель, с одной и той же позиции.

Чацкий

Верный исторической обстановке, в которой находилось фамусовское общество, Грибоедов отразил раскол в господствующем сословии, разделение общества на два лагеря. Он объективировал собственное сознание в лице Чацкого. Объективное изображение старой России, погрязшей в мерзости рабства, рабской психологии, в невежестве и дикой разнузданности нравов усиливается в комедии лирическим элементом - пылкими, протестующими монологами Чацкого, который вдвойне страдает: и как гражданин-патриот и как оскорбленный в своих интимно-человеческих привязанностях. В речах героя комедии выражены некоторые важнейшие мотивы декабристской лирики. Не изобразив отношений крепостников и крепостных в объективной картине, Грибоедов лирически выразил негодование против крепостного права, против идеологии, порожденной крепостничеством. В речах Чацкого, сквозь порывы протеста и возмущения виден страдальческий образ русского народа, попираемого диким барством.

Реакционеры от журналистики - М. Дмитриев и А. Писарев - были доведены до бешенства прежде всего образом Чацкого, его бурным революционным красноречием. "Чацкий как с цепи сорвался",- вопили они. Может быть, не столько умом, сколько классовым инстинктом поняли они сокровенную суть монологов этого обличителя. Зато Чацкий пришелся по душе декабристам. Они могли бы сказать о нем так, как сказал Рылеев о Грибоедове: "Он наш". Многие из них, пусть не в стихах, но в ярком ораторском слове говорили то же самое. А многие выразили мысли и эмоции Чацкого также и в стихах. Декабрист Беляев засвидетельствовал: "Наизусть повторялись его насмешки; слова Чацкого "все распроданы поодиночке" приводили в ярость".

Центральный образ комедии Грибоедова был таким же политическим романтиком, как и декабристы. Суд реалиста Пушкина над ним был очень остроумно обоснован; но он начисто вычеркивал из жизни определенный тип чувства, мысли и действия. Отказывать Чацкому в уме на том основании, что он рассыпается бисером перед Фамусовым и его достойным окружением так же несправедливо, как обвинять декабристов в том, что они каждую гостиную превращали в арену пропаганды и борьбы. Другой возможности у них не было, да и вся их тактика, обусловленная дворянской революционностью, вела их в гостиные, в дворянские клубы, в театр и дружеский кружок, и вся их революционная пропаганда по необходимости перемешана с вином, острословием, светскими развлечениями, стихами.

В Чацком есть однако не только типическое его времени. Он воплотил в себе важные общечеловеческие черты. На это обратил внимание И. А. Гончаров в статье "Мильон терзаний". "Чацкий,- писал Гончаров,- неизбежен при каждой смене одного века другим... Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого"6.

Но Гончаров считал Чацкого одиночкой, а источник его страстного отрицания фамусовщины видел в смене поколений, в естественном обновлении жизни. На самом деле Чацкий не одинок. У Грибоедова за каждым типом, показанным в действии, в наглядном столкновении, споре и борьбе, стоит среда, воссоздаваемая яркими, броскими, скупыми, но проникновенными красками. Среда Фамусова дорисована в филиппиках Чацкого. Среда самого Чацкого вырисовывается из обличений, злобных воспоминаний, насмешливых аттестаций, принадлежащих приверженцам старины. Это - сторонники "ланкарточных взаимных обучений", о которых раздраженно упоминает Хлестова; князь Федор, племянник княгини Тугоуховской, который в нарушение всех приличий и традиций засел за естественные науки; двоюродный брат Скалозуба, погрузившийся в книги в своем деревенском уединении, несомненный "вольтерьянец". Неспроста же Фамусов пускается в обобщения: "Вот то-то все вы гордецы!". Но обобщает и сам Чацкий: "Теперь пускай из нас один...". И ему придает смелости как раз то, что он говорит от имени целого поколения. "Это - декабрист",- сказано Герценом о Чацком.

Мысль Гончарова об общечеловеческом содержании этого образа справедлива, но в том смысле, что действительно смена социально-исторических эпох не обходилась и не обходится без того, чтобы на определенных этапах борьбы на первом плане не появлялись полные энтузиазма, непосредственности, горячности политические романтики, часто своей трагической гибелью указывающие более плодотворные пути победы нового строя над старым.

Конфликт в пьесе

Развитие событий в комедии "Горе от ума" обусловлено острейшим драматическим конфликтом представителя молодого, революционного поколения дворян, Чацкого, с закосневшим в диких понятиях барским обществом, в недрах которого взросло отрицающее поколение. Столкновение мировоззрений, нравственных принципов, идеалов происходит в пределах одной и той же классовой среды как следствие неизбежного раскола в господствующем сословии крепостнического общества. Драматический конфликт носит на себе все признаки социального конфликта определенного времени. Ничего подобного не было ни до, ни после этой эпохи. И специфичность конфликта настолько верно схвачена, настолько реалистически представлена, что сквозит в малейших деталях комедии и отражается в том, что вся острота столкновения враждебных сил выявляется в обстановке бала, а сам протестант, бунтарь-отрицатель является воспитанником семьи Фамусова и пламенным Ромео его дочери. Политические страсти разыгрываются в рельефной бытовой обстановке. На материале дворянского быта построено, говоря словами знаменитого историка В. О. Ключевского, "самое серьезное политическое произведение русской литературы XIX века"7.

Реализм комедии сказался также в том, что в социальном конфликте, противопоставившем Чацкого и его сторонников Фамусову и ему подобным, перевес сил на стороне старого общества. Правда, его сберегателям чудится везде призрак нового, общее "повреждение" умов, не желающих жить по старинке, бунт и возмущение. Но тем не менее пока они сильнее, и борцу против них в конце концов приходится "искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок". Морально победителем является Чацкий. Но фактический перевес сил на стороне Фамусова, Скалозуба, Молчалина, хотя в перспективе у них - неизбежная погибель. Этой перспективой комедия вселяла бодрость в умы и сердца людей.

Сюжет комедии

Конфликт воплощен в сюжете произведения. Из конфликта вырастает самодвижение комедийного содержания. Это самодвижение эстетически выражается в цепи событий и картин, с новой и новой силой раскрывающих характер действующих лиц, героев комедии. Завязка действия, нарастание противоречий, взрыв страстей и развязка стянуты узлом переживаний Чацкого. Чацкий приводит в движение все громадные силы ума и сердца, пускает в оборот послушную ему кавалерию острот, разит сарказмом все и всех, чтобы, с одной стороны, поразить неизвестные ему силы, которые оторвали от него Софью, а с другой стороны, чтобы продемонстрировать все свое человеческое достоинство перед всяким, возможным в данной среде соперником. Личность главного героя растет и развертывается во всей красе как типическое воплощение качеств положительного героя времени.

Сюжет представляет собою не интригу любви, как часто бывало в бесчисленных комедиях и в русской и в мировой литературе. Сюжет состоит в поисках героем причин, которые в течение трехлетней разлуки, когда как раз формировались убеждения и чувства возлюбленной, заглушили ее любовь. Поэтому герой Грибоедова, пламенный не меньше любого Ромео, самым серьезным образом отличается от влюбленного такого типа. Нет, он человек ума, ибо жизнь поставила перед ним загадку, ему нужно думать, наблюдать, сравнивать, исследовать, брать в соображение массу всевозможных фактов, поступков, слов, настроений и т. д. и т. п. Ни перед одним Ромео не стояли такие задачи. Там довольно было одного благородно-великого сердца. Грибоедовскому герою, помимо сердца, истерзанного муками и обидами, нужен был сосредоточенный, проницательный, светлый ум. Втянутый своим чувством в конфликт с непосредственной средой Софьи, Чацкий умом приходит в столкновение со всеми понятиями, нормами и правилами дворянского общества. Конфликт сердца углубляется конфликтом разума.

Поперек всех благороднейших чувств и стремлений его юности встали все вместе взятые типы фамусовского общества, вся совокупность понятий, нравов, идеологии и психологии русского барства. Поняв это умом, Чацкий порвал навсегда и бесповоротно свои сердечные привязанности, проклял фамусовский мир вместе с цветком этого мира, Софьей. Сердечная боль выросла в политическое отрицание, и разобравшийся в жизни проникновенный разум восторжествовал над интимнейшими движениями благородной души, страстного и пылкого человека:

Так! Отрезвился я сполна,
Мечтанья с глаз долой, и спала пелена;
Теперь не худо б было сряду
На дочь и на отца,
И на любовника глупца,
И на весь мир излить всю желчь и всю досаду... 

Никаких двух сюжетов или двух параллельных интриг в комедии нет. Есть один стройный сюжет, развивающийся от первой встречи Чацкого (вернувшегося из дальних странствий) с охладевшей красавицей, до гневного, полного досады, что мог на что-то надеяться в этом обществе, расчета с нею. Сюжет, естественно, вовлекает в свое движение социальные характеры и политические страсти, ибо поведение Софьи целиком объясняется не психологическими, а социальными мотивами.

Сюжет комедии таков, что он "осердечил" конфликт Чацкого с обществом. В силу этого все, что происходит в комедии, приобрело общечеловеческий интерес. В этом - одна из причин вечной молодости "Горя от ума". Метко и образно сказано М. В. Нечкиной: "Социальная коллизия охватывает любовную драму, несет ее в себе и вместе с тем движется в ее эпизодах, как кровь в сосудах организма"8.

Композиция комедии

Действие комедии совершается в барском доме Фамусова, управляющего в казенном месте в Москве, в течение одного дня. Чацкий приезжает сюда утром, а вечером назначен бал (впрочем, Софья говорит, что просто съедутся друзья потанцевать под фортепьяно). Гости разъезжаются под утро, и Чацкий произносит последние свои негодующие слова, решаясь покинуть Москву,- и навсегда. Действие сконцентрировано во времени до предела, и сжатость во времени подчеркнута единством места. С чисто формальной стороны эти два единства - пережитки классицизма в реалистической комедии Грибоедова. Но по существу ему не требовалось ни растягивать действие во времени, ни переносить его за пределы фамусовского дома. Так же не требовалось ему растягивать действие в пять актов. Отношения между Фамусовым и Чацким, между Чацким и Софьей, а также положение Молчалина, секретаря большого барина, проживающего в доме своего "благодетеля", подсказывали построение комедии при сохранении единства места и с таким стремительным развитием конфликта, что для полного развития сюжета не требовалось времени больше, чем с раннего утреннего часа до поздней ночи. Приметы классицистической формы Грибоедов подчинил реалистическим целям. Поэтому ни Пушкин, ни кто-либо другой из великих реалистов не упрекали автора "Горя от ума" в сохранении пережитков классицизма.

Герои комедии разделены на два лагеря, и типам отрицательным противопоставлен тип положительный. Внешне такое построение напоминает комедию Фонвизина. Но по существу это совсем иное. Во-первых, такое деление героев соответствовало реальному расколу дворянского общества периода 1812-1825 годов; во-вторых, положительный герой Грибоедова - это человек из живой плоти, страстный, энергичный, страдающий и борющийся, а не резонер, не бледный, безжизненный рупор авторских идей. Действие в комедии Фонвизина нисколько не зависит от участия резонеров; в "Горе от ума" оно представляет собой не что иное, как историю Чацкого. Чацкий - такой же тип эпохи, как и аракчеевец Скалозуб или низкопоклонник Молчалин; и наряду с тем он - выразитель отношения автора к современной действительности, выразитель его страстного и гневного протеста, делавшего его, Грибоедова, идейным соратником дворянских революционеров, независимо от того, был или не был он организационно связан с декабризмом.

Обдумывая и строя композицию своей комедии, Грибоедов не отворачивался от лучших достижений русской драматургии, прежде всего, Фонвизина, а перерабатывал уже накопленный опыт на реалистической основе, создавая невиданное еще художественное творение.

Принцип построения образа

В драматический конфликт и драматическое действие у Грибоедова втянуты не олицетворения отвлеченных человеческих пороков, не аллегорические лица или карикатуры, а живые люди. Это не такая комедия, писал Белинский, "где действующие лица нарицаются Добряковыми, Плутоватиными, Обираловыми и пр.; ее персонажи давно были вам известны в натуре, вы видели, знали их еще до прочтения "Горя от ума"... Лица, созданные Грибоедовым, не выдуманы, а сняты с натуры во весь рост, почерпнуты со дна действительной жизни" (I, 81). У каждого из этих лиц множество характерных и разнообразных качеств. Фамусов - и барин, и чиновник, и отец, и радушный хозяин, и даже добряк по отношению к "родному человечку", к Молчалину и т. п. Чацкий - страстный влюбленный, и человек политической страсти, и проницательный ум, острый на слово, отчаянно-решительный в поступках. Основные герои обрисованы в их монологах, в автохарактеристиках, в отзывах о них других, а также в отношениях с другими лицами. Грибоедов преодолел в комедии способ изображения на основе исключительного внимания к какой-нибудь одной характерной черте героя. Прав был Белинский, называя его "Шекспиром комедии".

Но рисуя образы, резко очерчивая характеры, Грибоедов не смог сдержаться в своем комическом воодушевлении и наградил чувством юмора и способностью к острому слову не только Фамусова, но даже тупоголового Скалозуба. Этот художественный недочет комедии отметили и Белинский и Чернышевский.

Стих и язык

Грибоедов отказался от "шестиногого", как презрительно выражался Белинский, александрийского стиха, с неизбежными "пиитическими вольностями", т. е. насилованием слов и выражений, и написал свою комедию вольным, разностопным ямбом, каким писались только басни. Весь опыт басенного творчества, но прежде всего и больше всех великие достижения Крылова, стали его опорой, арсеналом выразительных средств и замечательным примером. По опыту и примеру Крылова Грибоедов добился исключительной живости речи персонажей, яркой изобразительности и сжатости слова, превращающегося в поговорку. Он утвердил один из творческих принципов реализма - выявление характера изображаемого лица в неповторимом своеобразии его речи.

"Горе от ума" - это страстный протест против искажения русского языка невежественным дворянством, против смешенья французского с нижегородским, равно как и против безжизненного, приглаженно-салонного книжного языка, культивировавшегося Карамзиным и его последователями. Вслед за Крыловым и одновременно с ним Грибоедов смело вторгся в кладовые живой русской речи и на этой основе в корне преобразовал язык русской комедии. Правильно была отмечена А. Бестужевым "невиданная досель беглость и природа разговорного русского языка в стихах". Непринужденное, меткое и острое слово писателя то поражает живописной изобразительностью, то кипит политической страстью, то передает нежнейшее чувство, то сверкает остротами, как отточенный граненый штык. И полностью сбылось предсказание Пушкина: "О стихах я не говорю: половина - должна войти в пословицу"9.

Жанр "Гope от ума"

Белинский назвал "Горе от ума" "истинной divina comedia". Комедией названа она и самим автором. Однако "Гope от ума" настолько необыкновенное явление в истории не только русской, но и всей мировой драматургии, что вопрос об определении ее жанра не раз вставал перед исследователями и превращался в предмет спора. Эти споры продолжаются и в наши дни.10 Комедия с подлинно живым типом положительного героя времени - это, конечно, небывалое явление в истории комедии как жанра. Преобладание сил старого общества над Чацким и вследствие этого "мильон терзаний", выпавший на его долю,- это совсем не комический оборот, а, напротив, черта подлинно трагическая. Но история русской классической литературы знает немало выдающихся произведений, жанровая характеристика которых вызывает большие затруднения. Остается одно: относить к тому или иному жанру по какому-то ведущему признаку. "Горе от ума" - это панорама общественной жизни периода 1812-1825 года, взятой в основном под углом зрения сатирического осмеяния. Поэтому трагическое положение Чацкого не вызывает сомнения в том, что данное общество, хотя оно и сломило одного из пионеров борьбы с ним,- обречено, ибо внутренне несостоятельно. Внутренняя несостоятельность мира Фамусовых, Скалозубов, Молчалиных и вскрыта в грибоедовском смехе, комизме, проникающем чуть ли не в каждое слово и выражение. К тому ж еще Пушкин в жанре комедии выделял высокую комедию и говорил: "... Высокая комедия не основана единственно на смехе, но на развитии характеров... она нередко близко подходит к трагедии"11. Наиболее правильно с этой точки зрения называть "Горе от ума" высокой комедией, редкой в истории жанра.

"Горе от ума" разошлось в списках. При жизни автора опубликованы только отрывки в альманахе "Русская талия" в январе 1825 года.

Полемика вокруг "Горя от ума"

Комедия Грибоедова вызвала страстные споры. Первый спор пришлось вести самому автору с П. А. Катениным в письме, написанном 14 февраля 1825 года.

Первый печатный отклик на произведение появился в "Московском телеграфе". Во 2 номере за 1825 год журнал выступил с рецензией на альманах Булгарина "Русская талия". Рецензия принадлежала перу самого издателя - Николая Полевого. Обращаясь к опубликованным в альманахе отрывкам из "Горя от ума", Полевой писал: "Еще ни в одной русской комедии не находили мы таких острых, новых мыслей и таких живых картин общества, какие находим к комедии "Горе от ума". Очевидно, хорошо зная, почему появился только отрывок комедии, Полевой обратился к автору комедии от лица всех читателей с просьбой "издать всю комедию". Это была рука помощи гонимому автору с его гениальным произведением! Но Полевой оказался не на высоте в оценке как раз того, что заслужило такие похвалы и верные пророчества Пушкина,- в оценке стихов, языка комедии. Он пустился в отыскания неправильных и грубых выражений и, тут же, продолжая рецензировать альманах, в отзыве о комедиях Хмельницкого утверждал: "Никто не пишет у нас стихов в комедиях приятнее г. Хмельницкого"12.

В мартовском номере "Вестника Европы" появилась статья М. Дмитриева "Замечания на суждения Телеграфа", в которой, нагромождая одну нелепость на другую, критик доказывал, что комедия Грибоедова - плохое подражание "Абдеритам" Виланда и "Мизантропу" Мольера, что главное лицо комедии, задуманное как умнейшее, выглядит смешным, что в комедии есть лишь удачные некоторые портреты, но нет знания нравов общества, которое автор "вздумал описывать".

В статье А. Бестужева "Взгляд на русскую словесность в течение 1824 и начале 1825 годов" дала свою оценку грибоедовского шедевра "Полярная звезда". (Эта статья Бестужева очень высоко оценивалась Рылеевым). В ней говорилось, что комедия Грибоедова - "Феномен, какого не видали мы от времен Недоросля" и предсказывалось: "Будущее оценит достойно сию комедию, и поставит ее в число первых творений народных"13. Мимоходом критик-декабрист отозвался о нападках на комедию как "предрассудках", которые неизбежно рассеются. Альманах В. Одоевского и В. Кюхельбекера "Мнемозина" в задержавшейся с выходом IV части (она получила цензурное разрешение еще в октябре 1824 года, но не вышла в свет по "непредвиденным обстоятельствам") откликнулся на полемику вокруг комедии небольшим примечанием к статье "Несколько слов о Мнемозине самих Издателей". Здесь говорилось: "А что новость, какая бы она ни была, всегда находит порицателей, тому могут служить доказательством нелепые нападки на Горе от ума, комедию Грибоедова, на произведение, истинно делающее честь нашему времени"...14

В майском номере журнала "Сын отечества" (1825) с отповедью М. Дмитриеву выступил близкий к декабристам, к Рылееву критик Орест Сомов. Его статья называлась: "Мои мысли о замечаниях г. Дмитриева на комедию Горе от ума и о характере Чацкого". Здесь суждения реакционного критикана названы "резкими и безотчетными". Как и Полевой, Сомов не допускает мысли о каком бы то ни было сходстве Чацкого с Демокритом в "Абдеритах" Виланда или с Мизантропом Мольера. И он доказал это сравнением указанных произведений. Очень высоко оценил Сомов и построение комедии, и язык ее, и характер Чацкого. И великолепно было им сказано: "У всякого есть свое стеклышко, сквозь которое он смотрит на так называемый свет. Не мудрено, что у г. Грибоедова и г-на М. Дмитриева сии стеклышки разного цвета. К этому надобно прибавить и разность высоты подзорного места, с которого каждый из них смотрел в свое стеклышко". Эти замечательные слова, возводившие спор вокруг комедии к расхождениям и столкновениям идейного, мировоззренческого порядка, наиболее верно и точно выразили декабристское понимание существа гениального произведения Грибоедова. Единодушный, дружный отпор реакционному "Вестнику Европы" (в нем, кроме статьи М. Дмитриева, были помещены две статьи А. И. Писарева, которыми журнал не столько кусал, сколько огрызался) со стороны передовых сил критики и журналистики - свидетельство того, что в этот период истории передовые люди России задавали тон, держали в своих руках общественное мнение. Под напором сформированного ими мнения о "Горе от ума" царскому правительству пришлось, в конце концов, разрешить к печати (конечно, в ослабленном цензурой виде) гениальное произведение.

Распространение "Горя от ума" в списках

Декабристы сделали все, что можно было сделать, чтобы и неизданная комедия Грибоедова стала широчайше известна просвещенным читательским кругам. А. И. Завалишин рассказал, что члены Северного общества весною 1825 года "захотели воспользоваться предстоящими отпусками офицеров для распространения в рукописи комедии Грибоедова... Несколько дней сряду собирались у Одоевского, у которого жил Грибоедов, чтоб в несколько рук списывать комедию под диктовку..."15. Такая же работа велась в Южном обществе. И произведение разошлось, действительно, по всей стране. До нашего времени открываются все новые и новые списки. Несколько лет назад найден один из первых списков комедии, сделанный в апреле 1825 года декабристом А. И. Черкасовым.

Значение комедии

Гениальное произведение Грибоедова явилось одним из краеугольных камней в здании русского реализма. Оно продемонстрировало блистательный пример того, насколько искусство способно углубляться в сущность общественных отношений и как велика его сила в социальной борьбе. Реалистическое искусство Грибоедова показало свое бесспорное превосходство перед романтизмом в понимании человеческих характеров и в раскрытии социальной подоплеки человеческих переживаний, идеалов и стремлений. Комедия "Горе от ума" придала новую силу сатирическому направлению в литературе и показала образец проникновения сатиры духом глубочайшего познания действительности в ее самых решающих противоречиях и человеческих типах, воплощающих эти противоречия. Вместе с романом Пушкина "Евгений Онегин" комедия Грибоедова закладывала твердые и прочные творческие основы для гоголевского реализма, проникнутого идеей отрицания.

"Горе от ума" обогатило русский литературный язык несметными богатствами и развязывало руки писателям в их борьбе против условного, книжного, безжизненного языка за живое, полновесное, яркое слово. Грибоедов внес свой вклад в грандиозное дело Пушкина по созданию русского литературного языка, ставшего после Пушкина одним из самых могучих в семье языков мира.

Произведение Грибоедова показало, как тесно связан реализм с животрепещущими вопросами жизни страны и как органически вплетается он своими образами, пафосом, коллизиями в социально-политическую борьбу, преследуя цель - изменение социального бытия, условий развития человека, народа, человечества к лучшему.

"Горе от ума" стало оружием политической борьбы на всем протяжении XIX века, и это оружие испытали на своих врагах и революционные демократы, и революционные народники, и марксисты во главе с Лениным. "Горе от ума" - одно из наиболее щедро использованных Лениным произведений классики.

Неосуществленные замыслы

Комедия "Горе от ума" только начинала свой триумфальный марш бессмертия, а ее автор был уже полон новыми творческими замыслами.

В исторической трагедии "Родамист и Зенобия" должно было быть изображено, как потерпел поражение заговор против тирана из-за того, что народ не участвовал в деле заговорщиков. Трагедия "Грузинская ночь", говорят, была даже написана и, судя по пересказу сюжета, проникнута антикрепостническими настроениями. Согласно воспоминаниям С. Н. Бегичева и других современников, в замысле Грибоедова было еще несколько пьес из отечественной истории.

Значительнее всего был замысел трагедии "1812 год". Сохранился план-проект драмы и одна сцена. Главное в ней - идея величия русского народа, "славы и свободы отечества". Наполеон в занятой им Москве думает о своеобразии русского народа. Его думы принимают такой оборот: "Сам себе преданный,- что бы он мог произвести?". Главное лицо трагедии - М*. Он активнейший участник народной войны и, вероятно, один из вдохновителей "всеобщего ополчения без дворян". Наряду с этим в плане трагедии записано: "Трусость служителей правительства - выставлена или нет, как случится". Затем в "Эпилоге" читаем: "Отличия, искательства; вся поэзия великих подвигов исчезает. М* в пренебрежении у военачальников. Отпускается восвояси с отеческими наставлениями к покорности и послушанию". Это происходило в Вильно. Действие переносится в русское село или на развалины Москвы. Снова М* на сцене. В плане записано: "Прежние мерзости. М* возвращается под палку господина, который хочет ему сбрить бороду. Отчаяние... самоубийство".

Грибоедов выяснял роль народа в истории России и раскрывал подлинно великую историческую трагедию, деятелем которой был народ-исполин, лишенный возможности проявить себя в историческом творчестве без указки и палки господина. Мысль писателя работала в том самом направлении, в котором пошло идейное развитие передовой реалистической русской литературы со времен Пушкина.

Источники и пособия

Первое полное издание комедии "Горе от ума" осуществлено только в 1862 году Н. Тибленом, в Петербурге. Но канонического текста комедии нет. Важнейшими "списками" комедии, по которым осуществляется ее издание, являются: "Булгаринский список". Относится к 1828 году, имеет надпись Грибоедова: "Горе мое поручаю Булгарину"; "Музейный автограф"-редакция 1823-1824 годов, на девять десятых написанная рукою самого Грибоедова. Подарена им. С. Н. Бегичеву; "Жандровская рукопись" - список, сделанный в 1824 году, принадлежавший А. А. Жандру, с поправками Грибоедова.

Первое научное издание сочинений А. С. Грибоедова вышло в 1889 году, в двух томах. Подготовил издание И. А. Шляпкин. Здесь впервые опубликована пьеса "Студент".

Академическое издание "Полного собрания сочинений" А. С. Грибоедова вышло в 1911 -1917 гг., в трех томах. Редакция И. А. Шляпкина и Н. К. Пиксанова. В этом издании "Горе от ума" представлено во всех вариантах, которые были в то время известны, и занимает весь второй том. Это лучшее издание Грибоедова до сих пор.

Новейшее издание: Грибоедов. Сочинения. Ред., вступ. статья и примечания Вл. Орлова (1940, 1945, 1959).

Впервые верная оценка комедии "Горе от ума" и ее места в истории русской литературы дана В. Г. Белинским, особенно в статье восьмой "Сочинений Александра Пушкина" и в специальной статье "Горе от ума". В последней допущены ошибки, исправленные впоследствии самим критиком.

Новейшие работы о Грибоедове: С. М. Петров. А. С. Грибоедов. Критико-биографический очерк. М., Гослитиздат, 1950; Вл. Орлов. Грибоедов. Краткий очерк жизни и творчества. М., "Искусство", 1952. Отношения Грибоедова с декабристами раскрыты с исключительной полнотой в книге М. В. Нечкиной "А. С. Грибоедов и декабристы" М., Изд-во АН СССР (1947, 1951) Удостоена Государственной премии при первом издании.

Новые материалы о Грибоедове и декабристах содержатся в публикации "Новое о Грибоедове и декабристах" в "Литературном наследстве", т. 60, кн. I. М., Изд-во АН СССР, стр. 475-506 (статьи и сообщения М. М. Медведева, В. А. Архипова и О. И. Поповой). Жанровой характеристике "Горя от ума" посвящена статья А. И. Ревякина "Жанровые особенности "Горя от ума" (журн. "Русская литература", 1961, № 4, стр. 114-127).

Примечания

1 (А. И. Герцен. Собр. соч. в тридцати томах, т. XVIII. М., Изд-во АН СССР, 1959, стр. 179.)

2 (А. С. Грибоедов. Сочинения. Л., Гослитиздат, 1945, стр. 211.)

3 (Московский телеграф, 1833, ч. LI, № 11, стр. 450-451.)

4 (А. С. Пушкин. Полн. собр. соч., т. VII. М. -Л., Изд-во АН СССР, 1949, стр. 266-267.)

5 (А. С. Грибоедов. Сочинения. Л., Гослитиздат, 1945, стр. 482.)

6 (И. А. Гончаров. Собр. соч., т. 8. М., Гослитиздат, 1955, стр. 32.)

7(В. О. Ключевский. Соч., М., Соцэкгиз, 1958, ч. V, стр. 248.)

8 (М. В. Нечкина. А. С. Грибоедов и декабристы. М., Гослитиздат, 1947, стр. 220.)

9 (А С. Пушкин. Полн. собр. соч., т. VII. М. -Л., Изд-во АН СССР, стр. 122.)

10 (Проф. Ревякин А. И. в статье "Жанровые особенности "Горе от ума" ставит под сомнение определение этого гениального произведения как комедии. Им предлагается термин "трагикомедия". (В журн.: "Русская литература", 1961, № 4, стр. 114-127).)

11 (А. С. Пушкин. Полн. собр. соч., т. X. М. - Л., Изд-во АН СССР, 1949. стр. 213.)

12 ("Московский телеграф", 1825, ч. I, № 2, стр. 145.)

13 ("Полярная звезда, изданная А. Бестужевым и К. Рылеевым". М. - Л., Изд-во АН СССР, 1960, стр. 496.)

14 ("Мнемозина, собрание сочинений в стихах и прозе, издаваемая кн. В. Одоевским и В. Кюхельбекером". М., 1825, ч. IV, стр. 232.)

15 ("А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников". М., "Федерация", 1929, стр. 159.)

© 2000- NIV