Приглашаем посетить сайт
Ахматова (ahmatova.niv.ru)

Мезенцев П. А.: История русской литературы XIX века
Раздел третий. Глава первая. Первые реалистические попытки и опыты

Глава первая.

Первые реалистические попытки и опыты

В условиях крепостнического общества реалистические тенденции в литературе и искусстве возникают прежде всего из критического отношения к действительности. Поэтому первые опыты в создании картин и образов, соответствующих истине реальности, предпринимались в таких жанрах, как сатира, комедия, басня.

Басни и сказки Александра Ефимовича Измайлова (1779-1831)

Одним из первых произведений, отмеченных реалистическими тенденциями, явился роман А. Е. Измайлова "Евгений, или пагубные следствия дурного воспитания и сообщества" (первая часть вышла в 1799 году, вторая - в 1801). Но это произведение целиком выдержано в духе нравоописательной сатиры XVIII века. Сатирическое дарование А. Е. Измайлова, известного в свое время журналиста и критика, вполне и оригинально раскрылось в его баснях и сказках (первый сборник - 1811 год). Александр Бестужев в статье "Взгляд на старую и новую словесность в России" сравнивал Измайлова с Теньером. "Он избрал для предмета сказок низший класс общества и со временем будет иметь в своем роде большую цену, как верный историк сего класса народа"1. Некоторые "сказки" и басни А. Измайлова печатались в "Полярной звезде" за 1823 и 1824 годы. В лучших баснях этого писателя ("Лгун", "Яшка-повар", "Скотское правосудие", "Помещик и управители", "Священник и крестьянин") выражено стремление к жизненной правде. В живых оценках и диалогах раскрывается, как господа секут "своих людей", попы насаждают предрассудки и темноту, в суде председательствует Осел, а доклады делает Лисица. Во множестве случаев осмеяны сочинители од, бездарные рифмачи, "украшающие природу". Карикатурный одописец представлен в "сказке" - "Встреча двух подруг". При отдельных удачах Измайлову не удалось подняться в своих произведениях до типических обобщений. Стремясь демократизировать язык басни, он злоупотреблял так называемыми "простонародными" словами и выражениями. Мораль басен Измайлова мелка по смыслу и очень часто совершенно не соответствует описанному происшествию (например, "Яшка-повар").

"Путешествие критики" (1818)

Реалистической тенденцией проникнуто "Путешествие критики, или Письма одного путешественника, описывающего другу своему разные пороки, которых большею частию сам был очевидным свидетелем". Оно написано в начале века. В 1810 году цензура разрешила эту книгу к печати. По неизвестным причинам издание ее задержалось на много лет, она появилась лишь в 1818 году за подписью С. фон Ф. За этими буквами скрывался учитель главного народного училища, потом гимназии во Владимире Савелий Карлович фон Ферельцт. Не отмеченное печатью художественного таланта, это "Путешествие" интересно своими антикрепостническими настроениями. Но большое число фактов, много виденного, обильный материал личного опыта не претворяется в художественные образы. Это именно путешествие "критики", а не искусства образного отражения действительности. В книге нет обобщений, она растворяется в эмпиризме и, подобно басням Измайлова, преклоняется перед отдельным фактом, не поднимаясь до общего приговора, до общей картины современности.

Романы Василия Трофимовича Нарежного (1780-1825)

Важным фактом становления реализма явилось творчество Нарежного, которого Белинский называл первым по времени русским романистом, лучшие произведения которого запечатлены "талантом, оригинальностью, комизмом, верностию действительности".

Нарежный - земляк Н. В. Гоголя, из Миргородского уезда Полтавской губернии. Еще будучи воспитанником гимназии, Нарежный начал упражняться в сочинении, в переводах и подражаниях по правилам "высокого штиля". Первые попытки сделать себе литературное имя опубликованием трагедии "Дмитрий Самозванец" (1804) и величавых, надутых поэм и сентиментальных идиллий оказались неудачными. Успех принесли только "Словенские вечера" (1809), написанные в оссиановской манере.

"Россииский Жильблаз"

Первым произведением, в котором сказалось настоящее дарование Нарежного, был его большой, в шести частях, роман "Российский Жильблаз, или Похождения князя Гаврилы Симоновича Чистякова", написанный в 1812-1813 гг. Первые три части романа вышли в свет в 1814 году, три следующие категорически запретила царская цензура. Неоднократные попытки издать целиком этот роман не имели успеха. Только в советское время "Российский Жильблаз" стал доступен читателю.

Сюжет романа авантюрный, приключенческий, крайне запутанный, осложненный массой побочных историй и происшествий. После женитьбы князь Гаврила Симонович Чистяков решил просветить свою возлюбленную супругу Феклушу по части светской жизни и обычаев, прочитал с нею кучу книг, из них немало соблазнительных. Она оказалась очень восприимчивой ученицей и через некоторое время бежала из дому. Соблазнивший ее князь Светозаров отвез Феклушу в столицу к старому богатому откупщику-миллионщику Перевертову для его гарема, носившего название "Пафос". Чистяков, покинув родовое гнездо, Фалалеевку, отправляется на поиски жены. Пережив множество приключений, он попадает в секретари к важному вельможе Ястребову. С этого началась невероятная карьера нищего князя. Переходя от одного знатного вельможи к другому в качестве секретаря и доверенного лица, Чистяков становится наконец первым лицом во дворце у Латрона, фаворита и всевластного правителя (Латрон в переводе с латинского - разбойник).

Герой романа Нарежного познал всю суровость и безобразие жизни, лицемерие, разврат, ханжество и тупоумие, низость и подлость тех, кого судьба поставила на вершине богатства, роскоши и власти. Из честного мелкопоместного князя он сделался негодяем, развратником и притеснителем. Крушение его карьеры и многие испытания переродили его, в конце концов, в бедного, но мудрого и честного человека, который сначала рассказывал, а потом писал историю своей необыкновенно богатой приключениями жизни.

Огромную галерею сатирических образов нарисовал Нарежный в своем "Российском Жильблазе".

Князь Светозаров-Головорезов, сын богатого дворянина из-под Курска, воспитался на псовой охоте с отцом-душегубом, тиранившим даже самых близких людей. Любимым развлечением достойного отпрыска было стравливание слуг и упоение картинами драки, видом крови, текущей из зубов дерущихся, и летящими клоками волос. В остальное время он "гонялся за дворовыми девками". В дальнейшем Светозаров промышлял тем, что поставлял богатым старичкам хорошеньких девушек и молодых жен.

Откупщик питейных сборов, миллионер Куроумов, ставший помещиком, завел для своих подчиненных специальную комнату, увешанную кнутьями и пуками лоз, ибо слыхал, что знатные отличаются, между прочим, от других и тем, что жестоко наказывают людей своих за маловажные вины, а часто и невинно, по одной прихоти, чтоб бедняки не забывали, что они имеют господина. "Мы господские!" - крестьяне многих говорят с таким лицом и таким голосом, как будто бы хотели выразить: мы осужденные в жизни сей на одно страдание! Господин Куроумов хотел доказать, что он - помещик, хотя и недавний, "и в доме его раздавались стоны".

Одним из главнейших качеств князя Кепковского было "зверство противу бедных крестьян".

Важнейшее из вельможных лиц - Латрон, всевластный фаворит. Его чертоги сияют роскошью. К его услугам целая армия чиновников, слуг и "подданных". Ему ничего не стоит бросить человека за решетку, подвергнуть издевательствам, сгноить живьем. Болезненно тщеславный, он не терпит соперников и всякого, кто в чем бы то ни было противоречил. Любовница Латрона, хорошо изучившая его нрав, советует Чистякову, принятому в канцелярию Латрона: "Ползай пред тем, который имеет возможность парить, ибо парящие птицы имеют вострые когти. Молчи о том, что видишь в них постыдного. Какая тебе надобность, что лягушка будет дуться: похвали ее! Если сильный дурак скажет острое словцо, хотя наизусть выученное из какой-нибудь книги,- удивись, остолбеней или даже притворись падающим от поражения в обморок,- а после возопи, что такого мудреца нет другого на свете!". В том же духе наставляет героя романа и секретарь Латрона господин Гадинский.

За четверть века, минувшую со времени опубликования "Путешествия из Петербурга в Москву", это была самая смелая попытка подняться так высоко с сатирическим бичом! С откровенностью Боккаччо Нарежный рассказывает одну за другой десятки новелл, раскрывающих мутный омут безнравственности в высших кругах общества.

Снизу до верху и сверху до низу все в дворянском обществе зиждется на лжи, лицемерии, бесстыдстве, на связях и сводничестве. Отец с сыном соперничает в совращении девиц: это называется на их языке брать приступом крепость, выламывать ворота и делать всякому прохожему свободный и пространный вход. Мать отчитывает дочь за то, что она "нелюдимка", "неотесанная кукла", не умеющая с пользой распорядиться своей девятнадцатилетней юностью, пропускающая мимо рук графа. Скряга-священник напускает на своего сына свору судейских ищеек, чтобы упечь его в острог. Барынька, госпожа Бывалова, чем больше распутничает, тем усерднее молится, и чем больше молится, тем наглее и циничнее предается греховным утехам. Госпожа Амурез промышляет живым товаром: "Она скупала маленьких крестьянских девочек, обучала их разным мастерствам и наукам, музыке, пению, танцеванью, смотря по способности каждой, и после, когда они достигали девического возраста, поторговав довольно времени их прелестями, продавала в рабство старым богатым сатирам".

Светлый и острый ум Нарежного проявился в беспощадной критике попов, монахов и всякого рода проповедников "горнего духа". Содержательница публичного дома, "матерь Олимпия", стала монахиней, ибо поссорилась с полицией, которая хотела ее выслать из города. "Девица знатного происхождения", не дождавшись женихов, соблазнилась дураком, тот опозорил ее перед всем обществом: пришлось постричься в монахини. Стала монахиней и прошедшая огни и воды жена Чистякова. Дочь игуменьи монашка Анфиса, наказанная за недозволенные ночные прогулки на "чистом воздухе", родила под розгами. Пономарь Сидор, рассказывающий все эти истории, отзывается о святых обитательницах монастыря: "Вот вся наша благочестивая сволочь".

С большой силой таланта изображено общество "благотворителей света", в которое Чистякова ввел "примерный барин" Доброславов. Одурачивание простаков непонятными речами и искусно подготовленными фокусами, выманивание нужных для привольной жизни средств, чревоугодие, завершаемое каждую субботу разнузданной оргией под руководством Высокопросвещенного, с участием сонма "прелестных нимф",- так выглядит в романе общество, которое "проницает тайны будущего и созерцает духов"! И поныне эти страницы читаются с большим интересом, разъясняя суть святош "кроткого вида", действующих "по внушению горнего милосердия"!

Едко высмеяны в романе сторонники классицизма и сам Шишков с его "позорищем", "шарокатом", "лицедеем" вместо театра, биллиарда, актера.

В "Российском Жильблазе" громадное множество образов, представляющих все слои, все сословия русского общества того времени. Здесь и провинциальные дворяне, и столичные тузы, первостатейные вельможи и мужики, ремесленники, попы и ученые, актеры и актрисы, художники, философы, купцы и чиновники. Ничего подобного не знала русская литература этого времени! Смелость писателя, размах его творческих дум, богатство наблюдений поразительны в масштабе всей нашей литературы первой половины XIX века. Для художественной обработки такого материала нужен был гений. У Нарежного, говоря его же словами, недостало сил.

Помимо неблагоприятных условий, сковывающих талант, отрицательно сказывалась непоследовательность демократических взглядов писателя, стремление к утопическим идеалам общего согласия и социальной гармонии.

Охватив небывало богатый и разнообразный жизненный материал, Нарежный привлек в роман целые речевые потоки и невиданные слова, необыкновенные речения; оригинальнейшие синтаксические образования вошли в ткань большого литературного произведения. В некоторых случаях речевая характеристика действующих лиц очень удачна. (Речь масона, речь повытчика, язык метафизика, "ордер канцеляристу Застойкину", определение, вынесенное фатежским судом по делу Чистякова). В целом же сделанные Нарежным словесные накопления еще только материал, заготовки для будущего художника. Основная масса героев говорит неотличимо, несмотря на разность состояний, образа жизни и воспитания. По манере говорить Латрона не отличишь от Дубинина, Дубинина от Ястребова, Бывалову от Феклуши, Светозарова от Гадинского.

В 1824 году Нарежный опубликовал роман "Бурсак", действие которого отодвинуто в историческое прошлое, во времена гетманства и Запорожской Сечи. Похождения бурсака-философа Неона, бурсацкий быт, воссозданный с глубоким знанием дела, с веселой иронией, фигуры типичных воспитанников бурсы, приемы и методы их воспитания - всё невольно напоминает замечательные картины в повести Гоголя "Вий" - так это жизненно, художественно убедительно, талантливо.

В 1825 году появился новый роман Нарежного "Два Ивана, или страсть к тяжбам", обращенный всецело к современности. Это большая победа таланта Нарежного. Острая наблюдательность, искусство бытовой живописи соединились с лукаво-простодушной, юмористической манерой повествования.

Как и в "Российском Жильблазе", в "Двух Иванах" в правдивую комическую историю тяжбы между Иванами и Харитоном Занозой введена сентиментально-романтическая история любви "полтавских философов", сыновей Ивана старшего и Ивана младшего к дочерям Занозы. На сцену явился благочестивый дядюшка пан Артамон, счастливо примиривший двух Иванов.

"Талант Нарежного,- писал Белинский,- был какой-то нерешительный: идя в подробностях и частностях путем совершенно новым, в общей завязке и развязке он шел путем избитым; богатый комизмом, он в то же время был щедр и на скучную мораль" (IX, 642).

В последней части "Российского Жильблаза" появляется с отрядом конных Гаркуша, совершающий жестокий, но справедливый суд над мужиком, который хотел ограбить "мудреца" Ивана. Этот Гаркуша - страстный борец против дворян, которые, по его словам, "облиты были потом, кровью и слезами несчастных". Мелькнувший метеором в "Российском Жильблазе", Гаркуша сделался вскоре героем целого романа.

Роман "Гаркуша, малороссийский разбойник"

Когда начата была работа над этим произведением, литературоведение не выяснило. В начале четвертой части имеется авторская пометка: "17 мая 1825 года", но эта часть только-только начата. Смерть оборвала работу в самом разгаре. Если учесть, что Гаркуша появился в конце "Российского Жильблаза", в 1814 году, то станет ясно, что этот образ занимал воображение Нарежного долгие годы. Попытка опубликовать это произведение к десятилетию со дня смерти автора успеха не имела, царская цензура роман запретила. Впервые он издан в наше время, в 1950 году.

Гаркуша - лицо историческое. Рассказывая историю Гаркуши, Нарежный неоднократно называет его разбойником, извергом, но все факты, которые отобраны им для характеристики Гаркуши, представляют последнего как социального мстителя, вставшего на путь борьбы с помещиками ввиду невозможности иным образом защитить свое человеческое достоинство.

Помещики или паны окрестных селений обрисованы в романе с той же силой ненависти, с которой писано о дворянстве в "Российском Жильблазе". Помещик Кремень, пан Яцько, Турбон Гуржий - это истязатели мужиков, стяжатели и развратники, без чувства и сострадания. Не лучше и служители церкви и обитатели монастыря. Везде низкие души, разврат, корыстолюбие, угождение власть имущим, презрение к униженным и угнетенным. Писатель рисует такой факт. Пастуха Гаркушу затолкал в церкви, на молитве, сын старосты. Тот с достоинством ответил обидчику. Тогда дьяк Яков Лысый, "сей знаменитый сановник, сошед с клироса, взял Гаркушу за руку, повел по церкви, потом, вышедши за двери, сказал: "Оставайся здесь, невежа, когда не умеешь смиренно стоять во храме, иначе - ты меня знаешь: покайся во грехе и смирись!".

Объективно, честно выявлено автором различное отношение панов и крестьян к действиям Гаркуши: "Чернь рассуждала о нем более со стороны выгодной, как о своем отмстителе, а прочие, которые известны там под названием полупанков, предавали его проклятию и пророчили, что рано или поздно, а получит казнь достойную".

Трудно сказать, как бы развернулось действие в дальнейшем, особенно после слияния отрядов Гаркуши и Олимпии, ставшей его женой. Во всех прежних романах Нарежного к концу появлялись смиренномудрые старцы, добродетельные герои, умевшие как-то примирить непримиримое. Но то, что написано писателем, при всех его оговорках, при невольных содроганиях от того, что делал крестьянский мститель с господами, остается наиболее смелой в первой четверти XIX столетия трактовкой главного социального вопроса эпохи. После Радищева вплоть до "Дмитрия Калинина" Белинского - это самое острое социальное произведение, предварившее в своей основе "Дубровского" и "Капитанскую дочку" Пушкина.

Нарежный не сказал своего последнего слова. Но и то, что сказано им, прочно вошло в историю литературы. Верную и глубокую оценку его значения дал классик русского реалистического романа И. А. Гончаров: "Он школы Фонвизина, его последователь и предтеча Гоголя"2.

Источники и пособия

Полное собрание сочинений А. Е. Измайлова вышло в 1890 году в трех томах: т. I - басни и сказки; т. II - сентиментальная повесть, в подражание Карамзину,- "Бедная Маша"; т. III - "Евгений, или Пагубные следствия дурного воспитания и сообщества".

"Путешествие критики, или Письма одного путешественника, описывающего другу своему разные пороки, которых большею частию сам был очевидным свидетелем. Сочинение С. фон Ф." переиздано в издательстве МГУ в 1951 году. Ред. и вступит, статья проф. А. В. Кокорева.

Первое собрание сочинений В. Т. Нарежного вышло еще в 1835-1836 гг. (издание А. Смирдина), затем собрание сочинений выходило несколько раз. Новейшее издание: В. Т. Нарежный. Избранные сочинения. В двух томах. Вступ. статья Н. Л. Степанова. М., Гослитиздат, 1956. В первом томе этого издания помещен полный текст "Российского Жильблаза" (впервые этот роман полностью издан в 1938 году). Роман "Гаркуша, малороссийский разбойник" напечатан впервые в сб. "Русские повести XIX века". Том первый. Подготовка текста, вступит, статья и примеч. Б. С. Мейлаха. М. - Л., Гослитиздат, 1950.

Оценка В. Т. Нарежного в истории русской литературы дана Белинским, особенно в статьях: "Русская литература в 1843 году" и "Воспоминания Фаддея Булгарина".

Монография о Нарежном принадлежит Н. Белозерской: В. Т. Нарежный. СПб., 1896. Статьи о творчестве писателя в советских изданиях романа "Российский Жильблаз" и в "Избранных сочинениях" принадлежат Н. Л. Степанову. О романе "Гаркуша, малороссийский разбойник" - В. А. Будрин. Последний роман В. Т. Нарежного. "Ученые записки Пермского госпединститута", 1946, вып. 10; о романе "Черный год, или горские князья" - Вано Шадури. Первый русский роман о Кавказе. Тбилиси, Изд-во "Заря Востока", 1947.

Примечания

1 ("Полярная звезда, изданная А. Бестужевым и К. Рылеевым". М. - Л., Изд-во АН СССР, 1960, стр. 18.)

2 (И. А. Гончаров. Собр. соч., т. 8. М., Гослитиздат, 1955, стр. 475.)

© 2000- NIV