Приглашаем посетить сайт
Лермонтов (lermontov.niv.ru)

Воропаев В. А.: "Я вас полюбил искренно…" Графиня А. Г. Толстая и ее отношения с Н. В. Гоголем

«Я вас полюбил искренно…» Графиня А. Г. Толстая и ее отношения с Н. В. Гоголем

Графиня Анна Георгиевна (Егоровна) Толстая (рожденная княжна Грузинская, 1798–1889) была потомком грузинских царей. В 1833 г. она вышла замуж за графа Александра Петровича Толстого, друга и дальнего родственника Гоголя1, который умер в их доме. Брак этот был не совсем обычен. А. О. Смирнова пишет о Толстых в своих воспоминаниях: «Тридцати пяти лет княжна вышла замуж за графа Александра Пет<ровича> Толстого, святого человека. Он подчинился своей чудовине (чудачке. — В. В.) и жил с нею как брат»2. Анна Георгиевна была правнучкой ближайшего сподвижника Петра I светлейшего князя А. Д. Меншикова и грузинского царевича Бакара. Как и Александр Петрович, она была прямым потомком Вахтанга VI, законодателя и царя Грузии, и приходилась своему мужу четвероюродной сестрой3.

Княжна Грузинская отличалась редкой красотой и была женщиной глубоко религиозной. Литератор Ф. Ф. Вигель рассказывает в своих «Записках», что она «убегала общества и, вопреки обычаям других красавиц, столь же тщательно скрывала красоту свою, как те ее любят показывать»4. И далее, в примечании, мемуарист передает следующую историю, ходившую в свете: «Пострижение в монахи одного юноши, воспитанного в доме отца ее, подало мысль о целом романе. Утверждали, что когда влюбленные признались князю во взаимной страсти, он объявил им, что брак их дело невозможное, ибо молодой человек — его побочный сын и на сестре жениться не может; тогда оба дали обет посвятить себя монашеству»5.

А. О. Смирнова, рассказывая о посещении Свято-Троицкой Сергиевой лавры и ее наместнике, тоже вспоминает об этой истории: «<Архимандрит> Антоний был побочный сын царевича Грузинского и родился в его доме в Нижнем, красивой наружности и очень самолюбивый; отец сделал из него аптекаря и лекаря. Единственная дочь царевича Анна Егоровна влюбилась в красивого юношу»6. Царевич уговаривал сына посвятить себя Богу и отослал его в Саровскую пустынь. Вскоре его постригли. Дочь, княжна, не хотела выходить замуж, что очень огорчало старика-отца, и просилась в монастырь. Он ее отпустил, и она отправилась в Троицкую Белбажскую женскую обитель Костромской епархии, находившуюся в восьмидесяти верстах от города Макарьева. В монастыре Анна Георгиевна пробыла недолго, вскоре отец забрал ее оттуда.

Прямых свидетельств участников этих драматических событий не сохранилось. Достоверно известно следующее. Юношу звали Андрей Гаврилович Медведев. Он родился в селе Лыскове Нижегородской губернии, владельцем которого был отец Анны Георгиевны, князь Георгий Александрович Грузинский. Андрей был отдан в аптекари при лысковской больнице и проявил такие способности, что скоро стал заведовать всею больницею. В 1818 г. он поступил в Саровскую обитель, а спустя четыре года в Высокогорском монастыре постригся в монахи с именем Антоний (в честь преподобного Антония Печерского). Впоследствии преподобный Серафим, Саровский чудотворец, предсказал, что Господь вверит ему обширную лавру. Так и случилось, отец Антоний стал наместником Свято-Троицкой Сергиевой лавры и мудро управлял ею почти полвека. Он был также духовником святителя Филарета, митрополита Московского (сохранилась их обширная переписка)7.

Гоголь был знаком с архимандритом Антонием, и, очевидно, знакомство это произошло через Анну Георгиевну. Вера Александровна Нащокина, жена друга Пушкина Павла Нащокина, вспоминала, как ее муж встретил однажды Гоголя на улице, едущим в карете с графиней Толстой к Троице8. Это было, по-видимому, в 1848 или 1849 г.

Со времени знакомства Гоголь неоднократно жил у Толстых — в Париже, в Москве на Никитском бульваре; возможно, он бывал в селе Лыскове, имении отца Анны Георгиевны. В одном из писем к ней Гоголь передает «глубочайший поклон» старому князю (ХIV, 203). Имение грузинских князей Лысково издавна славилось благолепием своих храмов и находившимися в них святынями. Около полувека здесь сохранялся Крест святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии, который она получила от Матери Божией с повелением идти проповедовать христианство в Иверию.

В пяти верстах от Лыскова располагалась знаменитая Макарьевская ярмарка, к которой Гоголь проявлял большой интерес. В его записной книжке 1841–1846 гг. содержится выписка «О Нижегородской ярмарке» из «Журнала Министерства Внутренних Дел», а в записной книжке 1841–1844 гг. есть заметка «Сведения о Лыскове» (эти материалы Гоголь намеревался использовать во втором томе «Мертвых душ»). Сразу после нее — запись: «Дела, предстоящие губернатору», навеянная разговорами с графом Толстым. В генерал-губернаторе из второго тома многие угадывали Александра Петровича. Гоголь относил его к категории людей, «которые способны сделать много у нас добра при нынешних именно обстоятельствах России, который не с европейской заносчивой высоты, а прямо с русской здравой середины видит вещь» (из письма к Н. М. Языкову от 12 ноября (н. ст.) 1844 г.; ХII, 372) и побуждал заняться государственной деятельностью.

Гоголь был привязан к Анне Георгиевне не меньше, чем к Александру Петровичу. «Я вас полюбил искренно, — писал он ей 1 октября (н. ст.) 1845 г. из Дрездена, — полюбил, как сестру, во-первых, за доброту вашу, во-вторых, за ваше искреннее желание творить угодное Богу, Ему служить, Его любить и Ему повиноваться» (ХII, 522; датировка письма уточнена). А в письме к графу Толстому от 2 января (н. ст.) 1846 г. из Рима Гоголь благодарит его и графиню за молитвы о нем: «Ваши молитвы, именно ваши, мне нужны. Сердце мое говорит мне, что вы так обо мне помолитесь, как никогда еще ни о ком не молились...» (ХIII, 23–24).

Графиня Толстая была прекрасно образована, хорошо знала светскую литературу, но предпочитала всегда духовное чтение — особенно любила она Святое Евангелие и проповеди. Поддерживала Анна Георгиевна и связи с ученым монашеством, считая его средоточием духовного просвещения. По отношению к себе графиня была всегда строга и не позволяла никаких прихотей и излишеств. Ежедневно, особенно на склоне лет, посещала церковь; не только неукоснительно соблюдала все посты, но считала своим долгом каждый пост говеть и приобщаться Святых Таин, что в целом было нехарактерно для современников ее круга.

У Толстых была своя домовая церковь, в которой среди многих редких икон находился образ Всех святых Грузинской Церкви, где лики были писаны с изображений, взятых из древних рукописных книг. А. О. Смирнова рассказывает, что у них квартировали семинаристы, которые «составляли препорядочный хор и пели простым напевом. Граф вывез дьяка из Иерусалима; это был такой чтец, что мог только сравниться с дьяком Им<ператора> Павла Пет<ровича>; слова выкатывались как жемчуг. <...> В гостиной стоял рояль и были развернуты ноты, музыка все духовного содержания. Графиня была большая музыкантша...»9. По словам той же Смирновой, Гоголь еще в бытность свою в Петербурге очень любил духовную музыку и ходил к певчим10.

Помимо глубокого благочестия и любви к духовенству, графиня Толстая отличалась необыкновенной добротой. Ее благотворительность была известна в Москве, где она, овдовев, провела последние годы своей жизни11. После смерти Гоголя Анна Георгиевна, дожившая до глубокой старости, часто вспоминала о нем, особенно во время поста. В. А. Гиляровский передает со слов ее бывшей компаньонки Юлии Арсеньевны Троицкой, что графиня постилась до крайней степени, любила есть тюрю из хлеба, картофеля, кваса и лука и каждый раз за этим кушаньем говорила: «И Гоголь любил кушать тюрю. Мы часто с ним ели тюрю». Настольной книгой ее были «Слова и речи преосвященного Иакова, архиепископа Нижегородского и Арзамасского» в четырех частях, изданные в 1849 г. На книге имелись отметки карандашом, которые делал Гоголь, ежедневно читавший Анне Георгиевне эти проповеди. По словам графини, она обыкновенно ходила по террасе, а Гоголь, сидя в кресле, читал ей и объяснял значение прочитанного. Самым любимым местом книги у Гоголя было «Слово о пользе поста и молитвы»12.

Т. И. Филиппов, служивший при графе А. П. Толстом чиновником особых поручений по вопросам Восточных Православных Церквей (впоследствии церковный писатель, генерал—адъютант, государственный контролер), в части воспоминаний о нем, оставшейся неопубликованной, сообщает, что в доме графини жили на пенсии крестьянские девицы, бывшие крепостные13. В Нижегородской губернии на ее средства были устроены приют и училище для сирот. Знаменитой Дивеевской обители она пожертвовала тридцать две десятины земли на огород. Крупные суммы денег графиня передала в Донской монастырь и в Зосимовскую пустынь (основанную старцем Зосимой Верховским под Москвой на земле родственников Толстых — Грузинской царевны Фамари и царевича Ираклия). В Москве при церкви Св. великомученика Георгия в Грузинах ею был основан и содержался приют для престарелых лиц духовного звания — так называемый Георгиевский дом (открыт в 1864 г.). Свой большой дом на Садово-Кудринской (с церковью, флигелями и садом), стоимостью свыше ста тысяч рублей, она отказала в пользу московского духовенства. Здесь, согласно ее воле, был устроен приют для священников, названный «Александровским» (в память графа Александра Петровича). В приютской церкви Покрова Божией Матери в Кудрине она «оставила все свои драгоценные иконы, всю утварь и ризницу, за исключением лишь ковчега с мощами грузинских святых, который должен был быть передан согласно завещанию в один из грузинских женских монастырей»14. Погребена графиня Анна Георгиевна рядом с супругом в Донском монастыре.

Примечания

1. См.: Оглоблин А. Предки Николая Гоголя // Родословие Н. В. Гоголя. М., 2009. С. 296.

2. Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания. М., 1989. С. 224.

3. Подробнее о родословной Толстых см.: Андроникашвили Б. «Известная графиня» // Андроникашвили Б. Страницы прошлого читая... Тбилиси, 1987; Тарсаидзе Н. Г. Исторические этюды. Тбилиси, 1972.

4. Записки Филиппа Филипповича Вигеля. М., 1892. Ч. 2. С. 186.

5. Там же.

6. Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания. С. 224.

7. В 1998 г. архимандрит Антоний прославлен как местночтимый святой. Память его совершается 12/25 мая.

8. И. Р. Воспоминания В. А. Нащокиной о Пушкине и Гоголе // Новое Время. 1898. 14 (26) октября. № 8129. С. 7.

9. Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания. С. 224–225.

10. Там же. С. 60.

11. См.: Толстой М. В., граф. Толстая, графиня Анна Георгиевна // Граф М. В. Толстой. Хранилище моей памяти. М., 1995.

12. Гиляровский В. А. На родине Гоголя. М., 1902. С. 59–60.

13. ГАРФ. Ф. 1099. Оп. 1. Ед. хр. 1263 Л. 64.

14. Андроникашвили Б. «Известная графиня». С. 146.

© 2000- NIV